Коллекция колокольчиков Ларисы Корженевской

Источник: Вечерний Новосибирск, 2006 г.

Перезвон из книжного шкафа

В коллекции Ларисы Корженевской более 160 колокольчиков и бубенцов.

Колекция колокольчиков

Ровно десять лет назад она случайно прочитала в одной из столичных газет статью об увлечении Булата Окуджавы, который собирал колокольчики. Почему именно колокольчики, Лариса так и не узнала, но почувствовала, что это увлечение действительно ее. В коллекции Ларисы Корженевской более 160 колокольчиков и бубенцов

Эта история началась ровно десять лет назад, когда она случайно прочитала в одной из столичных газет статью об увлечении Булата Окуджавы, который собирал колокольчики. Почему именно колокольчики, Лариса так и не узнала, но почувствовала, что это увлечение действительно ее. И в тот же день купила четыре штуки, хотя прежде просто не обращала на них внимания.

Вторая жизнь хрустальной рюмки

Первое время колокольчики Ларисы «жили» на фортепьяно, затем «переехали» на книжные полки и в прихожую. Где будет размещать активно пополняющуюся коллекцию через несколько, лет, еще не знает, но место обязательно найдет. Концерты-перезвоны устраиваются в этом гостеприимном доме только с приходом компании друзей и родственников. В остальное время колокольчики висят безмолвно, разве что позванивают, когда Лариса смахивает с них пыль.

— Хочется, конечно, чтобы в коллекцию попали настоящие, отлитые колокольчики-колокола, но это очень дорогое удовольствие, — говорит Лариса. — Искать и размещать их у себя в доме очень проблематично. У меня только сувенирные, декоративные, миниатюрные. Есть даже золотой (талисман всегда со мной) и серебряный… меньше наперстка. Один из писателей очень красиво написал: «Колокола… Они перекликаются тягуче и чуть грустно, ласковые, спокойные… Целые века воспоминаний дрожат в этих созвучиях. Сколько слез, сколько празднеств! И когда в тесной запертой комнате внимаешь перекличке колоколов, кажется, что в светлом воздухе проходят звучные волны, пролетают вольные птицы, проносится теплый ветер».

Экспонаты в коллекцию Ларисы везут и приносят отовсюду. Кто наслышан о ее увлечении, обязательно преподнесет такой подарок. Купленные, подаренные и есть даже самодельные. Вот, например, хрустальный — сделала сама, из бокала. — Самое тяжелое для меня было опилить сломанную ножку, — вспоминает она «процесс производства». — Помогал мой отец. Так последняя рюмочка, подаренная моим родителям на свадьбу 50 лет назад, превратилась в необычный колокольчик. Керамические, рыболовные, есть… джинсовый: внутри тряпочного зашиты монетки, поэтому он тоже звенит. Есть ароматический колокольчик, хоть и безголосый, но зато с лепестками цветов и дольками цитрусовой цедры. Смастерила эти удивительные вещи моя старшая племянница. Брат и вовсе сделал колокольчик из какого-то патрона, получился немного грубоватым, но очень дорог мне. Кстати, рыболовными колокольчиками и бубенчиками тоже делится со мной. Один достался на память о домашних попугайчиках, которых теперь уж нет, погибли.

Больших выставок ей пока не довелось организовать, но маленькая уже была. Несколько лет назад возила свою коллекцию в родной город Ленинск-Кузнецкий. Соседи и знакомые специально приходили ее посмотреть. Удивлялись, радовались, восхищались.

— Мне приятно, что эти маленькие колокольчики вызывают столько положительных эмоций у знакомых и незнакомых мне людей. И не говорят, мол, ерундой занимаешься. Мама, занимает первое место по количеству подаренных экспонатов моей коллекции. Всячески поддерживает меня в этом увлечении. Сейчас вот тоже собираюсь домой и везу уже не всю коллекцию, а лишь последние экземпляры. Кстати, там ждет меня подарок 162-й хрустальный австрийский колокольчик.

Привозят их из городов России: Санкт-Петербурга, Ростова, Загорска, Ярославля, Зеленограда, Екатеринбурга, Томска. Из других стран тоже везут: из Литвы, Германии, Австрии, Голландии, Италии, США, Индии, Японии, Тибета. Вот, например, один из них подарила подруга, которая преподает японский язык. Раньше использовала этот самый колокольчик на своих уроках, звонками звала ребят на занятия.

— За тысячи километров друзья помнят обо мне, ищут и находят очень интересные экземпляры колокольчиков, — с благодарностью говорит Лариса. — Представляете, как приятно!.

Не хватает только рынды

Они из металла, хрусталя, дерева, бересты и… воска, в виде флакона с духами, музыкальной коробочки для кольца. Многие из колокольчиков расписаны в традициях известных русских народных промыслов: гжель, хохлома, дымка, ярославская майолика, ростовская керамика. Среди них есть и освященные в Загорске, Новосибирске, Ватикане и буддийском храме Японии. Есть и небольшая милая компания колокольчиков в виде ангелов.

— А самые звонкие из них — валдайские, — продолжает она «экскурсию». Малиновый звон — это как раз про них. Одна моя знакомая как-то сказала: «А ты собирай только самые мелодичные, у остальных ведь декоративный звон». Но для меня любой экземпляр по-своему ценен. И даже самому старому и невзрачному, ржавому и страшненькому в моей коллекции найдется место. Вот все из желтого металла — это индийские. Китайские и вовсе без языков, но с ударными молоточками. Хоть они и сувенирные, но даже в этих миниатюрных копиях можно прочитать историю других цивилизаций.

В планах у Ларисы — раздобыть рынду (колокол на морских судах), пусть даже самую маленькую. Вторая мечта — позвонить в настоящие колокола. Читала, что в некоторых храмах на Пасху желающим разрешается подняться на колокольню и позвонить. Скоро в Кольцово закончится строительство храма, тогда, возможно, и позвонит.

— Я точно знаю, — рассказывает Лариса, — что маленькие колокольчики несут в себе отголоски звона, гармонии и энергетики больших колоколов. Жаль, что по их истории очень мало литературы. И только в этом году удалось купить на Днях славянской письменности и культуры первую книгу о своем увлечении. Известно, что на Руси колокол считали звучанием солнца. Кроме того, его звук чистит пространство. История колоколов ведет свое начало с бронзового века. Древнейшие предки колокола — бубенец и колокольчик — были обнаружены учеными в быту многих народов: египтян, евреев, этрусков, скифов, римлян, греков, китайцев.

Откуда звон пошел?

В споре о происхождении колокола ряд ученых считает его родиной Китай, откуда колокол по Великому шелковому пути мог прийти в Европу. Ведь именно в Китае появилось первое бронзовое литье, и там же были найдены самые древние колокольчики XXIII-XI веков до нашей эры размером от четырех и до шести сантиметров. Египтяне пользовались колокольчиками в обрядах, посвященных праздникам бога Осириса. Римляне применяли их для призыва прислуги и рабов, военных сигналов, сбора народа на общественные собрания, при жертвоприношениях, и, наконец, ими украшали колесницы при торжественных въездах триумфаторов. В Древнем Риме колокольный звон служил также сигналом для поливания улиц в полуденный зной. У древних греков колокола связаны с оракулом в Додоне. Их также вывешивали на городских стенах и звонили в них при похоронах и так далее.

Древние колокольчики клепали из листов металла. Позднее, с изобретением литья, их стали отливать. Но традиция клепаных колокольчиков сохранилась кое-где до сих пор, в основном, в изготовлении колокольчиков для домашних копытных животных.

На Руси о колоколах впервые упоминается в летописях 988 года. В XV веке в России появились собственные заводы по отливке колоколов. И только через несколько лет русские мастера изобрели новый способ звона — языковый (когда раскачивается язык колокола, а не сам колокол, как было в Западной Европе), это позволило отливать колокола очень больших размеров.

Такая вот небольшая история напоследок от Ларисы Корженевской. В общем, под звон колоколов люди праздновали, рождались, умирали, несли добрые и не очень вести…

Один комментарий
Ольга | 13.01.2014

Привет из Ак. городка.

Оставьте комментарий

Случайные записи

Последние записи

В "Колокольной галерее"

Популярное (метка "Предприятие")