Бубенцы и поддужные колокольчики в книге В. Смирнова «Открытие мира»

Перечитала я на днях книгу Василия Смирнова «Открытие мира». Ее главный герой – дошкольник Шурка Соколов. Действие романа происходит с весны и до дня – начала Первой мировой войны в деревне недалеко от города Мышкин. Поэтому, естественно, в книге много упоминаний о лошадях, колокольцах и бубенцах. Я самое интересное отобрала, и вот что в итоге получилось.

Шурка с матерью собираются на железнодорожную станцию встречать приезжающего из Питера отца. Событие для семьи большое и долгожданное. Вот как описаны приготовления к встрече. «На столе, застланном пахучей новой клеенкой, шипит и фыркает самовар, начищенный накануне толченым кирпичом. В избе по-праздничному прибрано. Полосатые дерюжки разбежались по чистому полу. Кот Васька сидит на пороге и намывает гостей. А под окошком брякает колокольцем Лютик, запряженный, надо быть, в просторные дроги».

Поддужный колокольчик братьев Поповых 1848 г.
Поддужный колокольчик братьев Поповых 1848 г.
Г. Слободской Вятской губернии.
Коллекция И. Колтаковой

«Чужой, неведомый мир окружил Шурку на станции. Таясь, обходит он просторный, мощенный камнем двор. Вертится около гремящих троек, ожидающих богатых седоков».

Мать Шурки нарядилась по-праздничному, надела и шаль. «Ей жарко, но она и не думает ее снимать. Знакомые бабы окликают ее, мать кланяется и отвечает степенно, как и положено, когда встречаешь из Питера батьку. Из помещения станции приглушенно доносятся таинственные звонки. Что бы они значили? Неужели это поезд о себе дает знать?

На крыльцо выходит человек в тужурке со светлыми пуговицами, в галошах на босу ногу. Картуз у него с красным верхом. Человек курит папиросу, сонно оглядывается вокруг, зевает. Потом нехотя идет к станционному колоколу, звонит.

У Шурки замирает сердце. Он крепко держится за подол материной юбки. Платформа оживает».

И вот поезд прибыл.

«Перед тем как погрузить узлы и корзину на дроги, отец медленно обходит вокруг Лютика и довольно щурится.

– Спасибо. Не заморили мне коня…

Он хлопает ладонью по крутому заду Лютика. Привычными, ловкими движениями подтягивает чересседельник, поправляет дугу, хомут, седелку».

Хомут

Дуга
Экспонаты музея «Почтовая станция», г. Нежин
Фото И. Колтаковой

Седёлочные колокольчики
Коллекция Л. Францек

«Со станции возвращаются неторопко, с разговорами. Их обгоняют, дымя пылью, звонкие тройки, тарантасы парой, телеги… Отец всем интересуется, расспрашивает… Часто курит городские, знакомые Шурке по прошлым приездам, запашистые папиросы «Трезвон».

А вот как воспринимаются тройки и как они описываются от лица Шурки.

«…стали слышны перезвоны бубенцов на шоссейке.

– Тройка… Айда к воротцам!»

«Ближе и ближе бубенцы, они ревут на все село. Ямщик покрикивает, горячит коней свистом – значит, седок богатый, наверняка серебряную денежку кинет..»

«Вот и околица села, вот и воротца. Сосновые, высоченные, они загораживают дорогу – ни проехать, ни пройти. Спасибо мужикам, выстроили. Говорят, чтобы скотина в поле не бегала. А ребята полагают, воротца для них поставлены, чтобы отворять их тройкам. Не каждому ведь охота слезать с тарантаса. Пожалуйста, ребята тут как тут. Не забывайте только денежек припасти, гостинцев».

«В клубах пыли, заглушая перебранку ребят звоном бубенцов, из-под горы показывается тройка. Гривастый буланый коренник трясет расписной дугой. Пристяжные, в масть и такие же гривастые, в бантах, скачут, круто загнув на стороны морды. Знакомый ребятам ямщик, дядя Костя, весело качается на передке, перебирает вожжи, свистит и ухает:

– М-миляги-и… У-ух! Ми-ля-ги-и

Бубенец Victoria. Ожерелок
Бубенец Victoria. Ожерелок. Коллекция И. Колтаковой

А вот еще: «Повернули они обратно, когда услышали грохот колес и звон колокольцев. По мосту через Гремец опять мчала тройка. Ребята бросились на шоссейку, к воротцам, но ямщик свернул в переулок. Гревшиеся в песке на дороге куры с испуганным кудахтаньем врассыпную вылетели из-под кованых копыт. Выскочили из подворотен собаки, залаяли. Бабы высунулись из окошек на улицу. А тройка все мчала и мчала мимо изб, колодцев, палисадов, трезвоня бубенцами и колокольцами. Кто же это приехал?

– Тпр-ру-у! – ухарски натянул ямщик вожжи.

Заплясали на месте пристяжные, попятились, замотал лохматой челкой саврасый коренник, залились в последний раз бубенцы и колокольцы и смолкли. Соскочил ямщик, картуз снял:

– Пожалуйте… приехали!»

Поддужные колокольчики
Слева – поддужный колокольчик Ивана Кислова 1835 г. Г. Касимов Рязанской губернии.
Справа – поддужный колокольчик братьев Молевых. С. Пурех Нижегородской губернии.
Коллекция И. Колтаковой

В большой праздник в честь Тихвинской иконы Божьей матери в селе происходит гулянье. Так его видит Шурка: «…партиями, каждая с собственным гармонистом, выступают парни. Они тоже прикидываются, что не видят девок и не интересуются ими. Парням сегодня дел много, везде надо успеть побывать, поплясать. Нераспряженные, в тарантасах, заморенные и голодные за день лошади ждут их, привязанные вожжами к липам и березам. Задрав морды, лошади ощипывают листья, слабо позванивая колокольцами и бубенцами».

А вот сравнение звона бубенца: «Каждый вечер, посадив братика на закорки, Шурка бегает в поле встречать отца и мать. Еще издали его настороженное ухо ловит редкий, отличительный от других звон знакомого бубенца. Точно далеко-далеко благовестят в церкви ко всенощной, ударяя в маленький глуховатый колокол».

В описании гумна интересно сравнение убранной ржи. А само описание не спокойное, тревожное. Ведь через несколько часов Шурка, его семья и все односельчане узнают, что началась война. «Шурка не узнал гумно, так все изменилось. Не было копнушек сена, грачей, червонного загара бритой земли. Не пахло медовым настоем с горчинкой и кислинкой. Гуменник зеленел густой отавой*, и роса холодно стыла на свернутых листьях, как налитая в чайные блюдца. У риг и овинов высились соломенными колокольнями туманные копны ржи. Точно охваченная пожаром, горела гроздьями багряных ягод рябина». (* Отава – трава, выросшая в тот же год на месте скошенной.)

Цитаты из книги взяты с сайта gramotey.com

Один комментарий
Ирина | 19.11.2012

Сегодня, наверное, трудно представить, что поддужные колокольчики и бубенцы так широко применялись в быту. Им было отведено каких-то полтора столетия, что бы радовать своим звоном путешественников.Считается, что на сегодня сохранилось, приблизительно, лишь 2% от всего количества колокольчиков, отлитых в период с конца XVIII до нач. XX в., которые находятся в музейных и частных коллекциях.Изучать их большое удовольствие, ведь сколько мастерства и своей души вложили мастера, что бы мы могли любоваться красотой и звучанием их творений.

КОЛОКОЛЬЧИК

С потускневшей бронзой и слегка примятый,
С гайкой поржавевшей вместо языка –
Под дугою тройки ты висел когда-то,
Слышен звон твой дивный был издалека.
А по краю надпись временем не стёрта –
«Фёдоръ Веденеевъ колоколъ сей лилъ».
Мастерство и душу он вложил в работу,
Чтобы долго-долго людям ты служил.
Колокольчик старый, ты звенишь как прежде,
Хоть и потускневший и примят слегка.
Лил тебя мастер с верой и надеждой,
Что о нём расскажешь ты через века.

И. Колтакова

Ларисе большое спасибо за подготовку материала! Всего лишь одно произведение, а сколько сказано о колокольчиках и колокольном звоне.

Случайные записи

Последние записи

В "Колокольной галерее"

Популярное (метка "Предприятие")