Европейский калейдоскоп

Четыре дня в Корнуолле – путешествие по "Краю земли"

Колокольчик с гербом Корнуолла – воспоминание о незабываемом путешествии на крайний юго-запад Англии. Я хотела рассказать об этом обстоятельно, но темп нашего перемещения по английским городам столь высок, что пока я решилась опубликовать только письмо, которое написала своим детям по возвращении, а потом с небольшими изменениями отослала друзьям. Сожалею, что не из всех мест, где мы были, привезли колокольчики. Но они есть, а потому продолжение обязательно последует.

"Конец Земли", "Мышиная нора", городок контрабандистов и пиратов, старейший паб "Голова турка", рыбацкий поселок, модный курорт, приют вдохновения многих художников (среди прочих – наш любимый Тернер), причал, куда прибыл из своего знаменитого путешествия на паруснике "Бигль" Чарльз Дарвин, церковь, именованная в честь казненного английского короля, колокол со старой школьной церкви и галерея мастера механической игрушки и иллюстратора детских книжек Родни Пеппе (новое имя!)…

Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл

И, наконец, гора Святого Михаила, к аббатству которого шли нескончаемым потоком паломники…

А еще – чай со сливками по-корнуольски (Сережа откровенно смеялся, когда я намазывала булочки маслом и ежевичным джемом, входящие в "программу" обычного чая с молоком). Вот только он не учитывал жирность сливок из-под корнуольской коровки и благоухание джема, напоенного ароматом корнуольских трав, соседствующих с ежевикой…

Эль и корнуольское медовое пиво…

Пироги по-корнуольски со всевозможной начинкой (взяли с бараниной, картошкой, луком, приправами) в тончайшем слоеном хрустящем тесте (если повезет с поваром или заведением, где приобретаете – у нас 50 на 50)…

Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл

К ассорти "Дары моря" остались равнодушны, может, только анчоусы и крабовый салат будем вспоминать, а креветки – они и в Монреале креветки…

И, наконец, рыбный пирог по-корнуольски. Это нечто! Рецепт пока утаю, сама толком не знаю, предполагаю содержимое – но нужно опробовать. Ели три раза: в первый раз - были неожиданно обрадованы, во второй раз - удовлетворены, в третий раз - восхищены и стали поклонниками навеки…

Цветов здесь великое разнообразие. Названия большинству не знаю, да и видела многие в первый раз. Восхитили синие, голубые, сиреневые, розовые гортензии – кусты-горы!

Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл

Почему-то здесь пальмы…

Корнуолл
Корнуолл

Кусты и кустики всевозможных растений, цветущих где угодно и цепляющихся за что угодно: за ветви деревьев, скалы, провода, крыши. Иногда диву даешься - каким чудом этот кустик маргаритки держится среди двух камней на крутом обрыве…

Корнуолл

Но более всего поражаешься, когда гигантские кроны столетних деревьев переплетаются над узкой дорогой и образуют причудливый зеленый коридор, сквозь который буквально продираются двухэтажные автобусы. Хорошо, если крытые, а ведь есть и открытые - и тогда пассажиры с ужасом вжимают головы и слетают шляпы и кепи…

И, наконец, английские розы. Красавицы! Цветов и оттенков не сосчитать. Жаль, что в те дни они уже отцветали.

И что это я все о еде да о цветах? Когда главное здесь – водная стихия. Первым увидели Ла-Манш (о нет, мы же в Англии – правильнее – Английский канал; наши милые попутчицы поморщились, когда мы воскликнули: "Ла-Манш!") А в "Лэндс Энд" уже открытый океан - Атлантика. Курсируя между корнуольскими поселками, мы оказывались то на берегу океана, то на берегу пролива. И бродили, вдруг осознавая, что это и есть край земли.

Поразили приливы-отливы. Вечером – валуны-камни, покрытые влажной зеленью, ракушками, водорослями. Утром – две с половиной мили вдоль пляжа к горе Святого Михаила (яркой местной достопримечательности) – волны, одна за другой с шумом накатывают на берег к самой дороге. И добираться до горы-острова пришлось на катере. Не прошло и 2-х часов, пока карабкались по тропе паломников к вершинам замка, как с балкона увидели, что народ уже топает от бывшего аббатства к поселку Моразьон по выложенной камнями красно-серой дорожке.

Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл

А в Сент-Айвс? По приезду, мы увидели: все, что должно было плавать, лениво покоилось на песчано-илистом дне, а народ плескался далеко от берега в прозрачной бирюзово-синей воде. И вот – последний прощальный взгляд на гавань – вода вернулась и подступила к каменному парапету и подняла все содержимое. Лодки весело покачиваются на слабой волне, а мальчишки ныряют(!) вниз головой с высокой лестницы. Только-только там был песок, а теперь вода. Глубоко, раз ныряют!

Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл

А цвет воды? Ни дня, ни часа, чтобы он оставался неизменным. Я не художник, и всех цветов и оттенков мне не перечислить. Но не зря сюда приезжал романтик Тернер (есть с десяток картин этих мест) – его палитра смогла передать всю изменчивость красок водной стихии.

Корнуолл
Корнуолл

Отмечу лишь несколько переходов игры цвета: от всевозможных оттенков серого к синему, от фиолетового к бирюзовому, от лазурно-голубого к изумрудно-зеленому. А еще вода была - розовая, сиреневая, оранжевая и черная…

А цвет коров? О, коровы – это нечто! На всем пути, а ехали мы в Корнуолл долго, шесть с половиной часов. Не сказать, что большой километраж – просто часто останавливались, а за Батом даже поменяли направление поезда: я обрадовалась, так как места у нас были не по ходу движения.

Но вернемся к коровам. Их было великое множество на зеленых и салатовых полях. Они были черно-белые в пятнах, потом рыжие (хной что ли кто красил?), бурые, коричневые. И такие гигантские с большим разбухшим от молока выменем. А быки!? И тут же телята. Одни лениво жевали, другие провожали наш поезд осоловелыми глазами (они были так близко к путям, что смотрелись крупным планом). Вечером же (на нашем обратном пути), они так картинно возлежали на темно-зеленых полях – видно было, что подустали за день. И, правда, – столько жевать-то!

А еще были красивые лошади, тоже разноцветные. Влюбленные лошади, гарцующие лошадки, маленькие жеребята, что прижимались к матерям. И вдруг - дикая лань, подпрыгивающая среди раскидистых папоротников. Вслед за ней - целое стадо лам! Ламы-мамы и ламы-детки. Они были такие крупные, упитанные и высоченные! А индюк (или индюшка) перекрыл нам движение. Водителям пришлось из машины выйти - гоняли, гоняли… Никак с дороги не уходил – пробку создал!

Корнуолл
Корнуолл

И, наконец, овечки. Милашки – палевые, молочно-серые, та-ки-е пу-ши-сты-е, а некоторые с черно-коричневыми ушками! Не хватало только на шеях розово-красных ленточек и бантиков с колокольчиками. Но я что-то все о шашлыке думала, глядя на них. Устыдилась. Потом поняла, что проголодалась и попросила Сережу достать бутерброд с сыром! Овечьим!

"Жила-была пастушка, тра-ля-ля-ля,…варила сыр овечий, тра-ля-ля-ля, для целого села…". Ой, петь–то нужно английскую, нет, корнийскую, песенку…

Поразили высокие трубы, сложенные из камня и зауживающиеся кверху. Они постоянно встречались нам по дороге, местами с остатками каких-то развалившихся строений. Когда заметили две-три, мы предположили, что это что-то древнее, но когда увидели, как их много – поняли, что это наследие рудничного Корнуолла. Когда-то здесь были сплошные шахты и рудники. Эти места славились своим оловом. Потом, видно, железосодержащие руды поистощились (или стало выгоднее на стороне покупать? Нужно почитать об этом), и сейчас эти каменные исполины – молчаливые свидетели славного трудового прошлого…

Корнуолл
Корнуолл

И, оказалось, что Корнуолл – район не только портовый-рыбацко-морской (в недалеком прошлом пиратско-контрабандистский) и мясо-молочно-шерстяной (овечий-коровий), но и горнодобывающий. Позже я вспомнила, что здесь есть редкие минералы, которые почти нигде не встречаются. Немало великолепных образцов я видела в минералогическом музее Ферсмана в Москве и музее Натуральной Истории в Лондоне.

Я и не заметила, что "накатала" уже целое сочинение. А потому буду закругляться. Люди нам понравились: душевные, гостеприимные, разговорчивые и отзывчивые. Были интересные встречи. Наши соотечественники попадались, радушно обменивались впечатлениями и координатами.

Корнуолл
Корнуолл

Пабы хороши. Колоритно оформлены, есть очень старые с занимательными историями, как, например, "Голова турка", ведущий свою историю еще с крестовых походов. Сережа, наконец, начал любить кое-какой эль.

Много интересных магазинчиков и колоритных лавочек. Керамика весьма самобытна, и симпатично смотрятся работы местных художников. А стекло! Я не вникала, но здесь есть стеклодувные мастерские: в витринах стояли вазы – фантастика!

Корнуолл
Корнуолл Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл

Одно плоховато – трудно с колокольчиками. Хрустальный на стойке в пабе отеля так меня дразнил! Но несколько добыли – главное, с "Конца Земли" и из Сен-Мишель (опять ошибаюсь, по привычке произношу по-французски). Нашли еще с гербом и флагом Корнуолла.

Корнуолл
Корнуолл

Тут не удержусь, немного истории.

Расшифровать герб сразу - не просто. Пока – однозначно наличие рыбака и рудокопа – кстати, яркий пример гербов с фигурами. Но почему черный ворон? Где-то вычитала, что это не ворон вовсе, а другая птица, которая некогда обильно населяла скалистые берега, а сейчас редкая гостья. Мне кажется, она встретилась нам на пути к Сент-Майкл.

Корнуолл
Корнуолл

Еще интересней с золотыми кружками на щите – их пятнадцать – не поленилась посчитать! Кто-то написал, что это слитки золота, что хранятся в пещерах Корнуолла (пиратская легенда). Другие утверждают, что это "византины" - золотые монеты, что чеканили на Востоке.

Тут нужно перенестись к временам крестовых походов. По легенде сын местного короля отправился спасать Гроб Господень и попал в плен к сарацинам (сколько сказок в детстве прочитала с похожим началом). Не оставили в беде беднягу. Собрали корнейцы всем миром выкуп и принц возвратился к родным берегам! С той поры на гербе и появились золотые круги, а также девиз Корнуолла "One and All", который напомнил мне клич трех мушкетеров: "Один за всех, и все за одного".

Более прозаичная версия - крестоносцы по возвращении из похода часто помещали золотые кружки (еще их называли безантами) на своих щитах. Как знак, что побывали в Святом городе. Но отчего пятнадцать?

А почему птица золотую корону набок сдвинула? Свидетельство о том, что корнийцы (так еще называют корнуольцев) не раз сопротивлялись завоевателям? Увы, борьба оказалась безуспешной – на корнийском языке теперь мало кто говорит.

И в первый раз вижу такой мрачный флаг – черный (ужас!) с белым крестом (контрабандистское прошлое?). Мне что-то не по себе от такого флага, а потому колокольчик с ним только сфотографировала, а не купила.

И еще – титул герцога Корнуольского носит старший сын британского монарха. Начало традиции положил в 1337 году король Эдуард III, передав собственный титул своему старшему сыну Эдуарду по прозвищу Черный Принц.

Сейчас, понятно, титул носит принц Чарльз. Он получил его в четыре года, когда его мать Елизавета II была коронована на трон. Официальная же церемония вступления Чарльза в сан герцога прошла в 1973 году.

Но вот, что меня рассмешило. Принц получил: пару белых перчаток, пару борзых собак, по фунту перца и тмина, арбалет, сто специально отчеканенных шиллингов, дрова для разжигания костра и гарпун для ловли лосося!

Нужно отдать должное принцу Чарльзу – он борется за сохранение природы Корнуолла. И остров Силли (вот куда бы отправиться!) – экологический рай.

И все же, где же мы были?

Это юго-западный Корнуолл – Пензанс, "Лэндс Энд", Сент-Айвс, Сент-Майкл, Моразьон, Фалмут, Ньюлин, Маусхолл и еще проезжали несколько интересных поселков на автобусе. А из окна поезда видели величественный собор Труро (столица Корнуолла) и Плимут – громадную гавань с лодками, яхтами и военными кораблями.

Корнуолл из-за Гольфстрима - это "Крым" для Англии. А потому пальмы, 150 песчаных пляжей и теплая (не рискнула поплавать, хотя купальник брала) вода. Да, боялась из-за ноги – донимает, местами сил не было идти. Хорошо здесь расстояние в милях пишут. Иллюзия, что прошел мало, а в километрах – топаешь и топаешь!

И еще - хотя на туристических картах Корнуолл пестрит изображениями зонтиков, обозначающих пляжи, на самом деле он открыт всем ветрам и штормам. Печет сильно, но стоит облаку чуть прикрыть солнце, как натягиваешь курточку.

Красоту Корнуолла не назовешь безмятежной – за песчаными пляжами возвышаются гранитные утесы, а зеленые пастбища окружены прочными стенами из валунов. И, не смотря на веселые окна со свежепокрашенными белыми рамами и легкомысленными занавесками, дома выглядят, как неприступные крепости. Их сложили еще пра-пра-прадеды, как говорится, на века.

Корнуолл
Корнуолл
Корнуолл

А на небе перламутровые и белоснежные облака сменяют рваные черные тучи. И вдали – парус одинокий.

Корнуолл

И набегает волна одна за другой на край земли.

Здесь есть место магии.

И сюда хочется вернуться…

Вот теперь окончательно закругляюсь.

Целую, обнимаю,

Ваша мама

Привет от Сережи. Он в Лэндс-Энд под пирата "косил". Кепку забыл, а припекало сильно, я ему на голову свою шелковую римскую косынку повязала. Ничего, стеснялся поначалу, потом попривык.

Корнуолл
Корнуолл

Ирина Лапина

Фотографии автора, июль 2015

Сожалею только, что из окон поезда невозможно было запечатлеть живность, о которой я упоминала с таким восторгом.

Добавить комментарий