Фотографий колокольчиков на выставке: 250
Колокольная галерея

ЦюрихВ начале июня я остановилась на неделю в Швейцарии. К сожалению, "Аэрофлот" "ушел" из Монреаля, и теперь нет прямого рейса Монреаль - Москва. Приходится летать с посадкой и это к счастью - повод задержаться на несколько дней в Европе. Я каждый раз выбираю разные авиалинии. И вот в Цюрихе приземлилась в первый раз.

Ирина Лапина

 Коллекция И.Лапиной
Коллекция И.Лапиной

Цюрих – город банкиров, витражей, фонтанов, шоколада, часов, колоколов и колокольчиков...

Очерк первый

Существует мнение, что банкиры все скучны, но Цюрих, город банкиров, не показался мне скучным городом. Его старый центр сохранил облик городка, который можно обойти за несколько часов – можно себе представить, сколько раз за пять дней я проходила по одним и тем же улицам! И, как ни странно, это доставило мне огромное удовольствие. Всякий раз, возвращаясь в отель уже проторенной дорогой, я находила все новые и новые привлекательные детали, будь то вывеска сапожника, ажурная решетка на балконе или коровий колокольчик в стеклянной бутылке.

Вскоре мне казались старыми добрыми знакомыми продавец мороженного – мимо него я проходила каждое утро. Шоколадница приветливо кивала мне, хотя я только пару раз купила у нее дивное лакомство, упакованное в яркий золотой мешочек. Всякий раз я недоумевала, зачем корова забралась на балкон второго этажа. Она словно ожила, сойдя с с глянцевой обложки журнала, а ее яркий колокольчик смеялся под жаркими лучами. Уже на второй день мне казалось, что я живу в Цюрихе много лет.

Цюрих Цюрих

Здания Цюриха примечательны, но не отличаются чем-то особенным, однако, проходя мимо, их хочется запечатлеть вновь и вновь. Просматривая уже дома фотографии, я заметила много повторов. Но мне это нравится, я помню как проходила мимо этих зданий ранним утром, после обеда, ночью. Цюрихское озеро красиво, но не представляет из себя ничего сверхестественного. Тем не менее, каждый день я с удовольствием отправлялась на катере на водную прогулку.

Цюрих Цюрих

В первый раз в 9 утра! Самолет прилетел рано, уже в пол-седьмого я была в отеле. По канадскому времени нужно было ложиться спать – стрелка часов перевалила за полночь. Но швейцарское яркое утро манило выйти на свежий воздух. Увы, два часа пешей прогулки быстро измотали, смена часовых поясов давала себя знать, и гудок с белоснежного судна я восприняла, как избавление. "Мы вернемся обратно только через два часа", - предупредил молодой человек в билетной кассе там же на судне. Я радостно закивала; к 11-ти обещали подготовить комнату в отеле – тогда можно будет и вздремнуть.

Цюрих Цюрих

Ландшафты, окружающие озеро, не были изумительны – мне представлялись горы, скалистые вершины в белых снегах: собственно, таковой и является Швейцария. А тут легкая возвышенность, силуэты ледяных пиков - лишь миражи на далеком горизонте. Но прогулка доставила удовольствие, встречный ветерок бодрил. А глаза, хотя и слипались временами, но мысль, что я плыву на судне одна (!), приятно возбуждала. Правда, через полчаса мы причалили к пристани, кто-то дернул за веревку небольшого колокола, и стайка ребятишек нарушила мое безмолвное уединение.

Цюрих Цюрих

Цюрих не без основания занимает сегодня одно из первых мест в мире по качеству жизни населения. По комфорту, уровню прогресса, культуре, образованию и космополитизму. Все это я заметила. Он также является одним из первых в рейтинге самых дорогих городов. Но это можно и не почувствовать. Прогулка на судне по озеру была удивительно дешевой. Шоколад не дороже, чем в Монреале, а его разнообразие, свежесть, вкус и удовольствие от места, где покупаешь!

ЦюрихЦюрихШоколадные магазины фантастически декорированы. Одни - посланцы Весны. Коробки, фигурки из шоколада, разнообразие форм! Конфеты со всевозможной начинкой – из орехов, изюма, вафель, чернослива, семечек, кураги - возлежат на полочках, подставках, за стеклянными витринами в обрамлении розовых и белых цветов, вызывая в памяти цветущие по весне яблоневые и вишневые сады. Покупая разнообразные маленькие шоколадки, я всегда имела походный паек и вполне могла обойтись без посещения дорогостоящих ресторанов.

Что же касается непомерных цен в ресторанном меню, то и здесь повезло. В первый же вечер, после непродолжительного сна в уютной комнате под белоснежными простынями (это особый рассказ), я заглянула в поисках колокольчиков в антикварный магазин. Хозяин радушно привествовал по немецки. Цюрих – швейцарско-немецкий город. Я извинилась и ответила по-английски. По моему акценту, женщина, сидящая за столом у компьютера поняла, что я русская. И заговорила по русски.

Наша соотечественница, она уже много лет живет в Швейцарии. Она сообщила мне массу полезных сведений, в частности, где можно, недорого, но вкусно поесть на самой дорогой улице цюрихских банкиров Банхофштрассе (Bahnhofstrasse). Каждый раз, поднимаясь в этот ресторан, который я прозвала "Для бедных цюрихцев", я мысленно ее благодарила. Цены были в 2-3 раза ниже, чем в обычных местах для туристов. О банкирах я не говорю, они на цены внимания не обращают. И хотя цюрихское пиво нельзя назвать лучшим в мире, мне оно нравилось, и я поднимала бокал за здоровье соотечественницы. Данке шон, Наталья!

Кому не знакомы туристические справочники "10 самых главных достопримечательностей"? Я, конечно, познакомилась с таковыми и в Цюрихе, но в итоге составила свой хит-парад туристических сокровищ. Самое яркое впечатление - витражи Марка Шагала. Об этом можно говорить бесконечно, настолько они поражают.

Витражи Марка Шагала

Впервые витражи знаменитого художника мне посчастливилось увидеть в соборе Нотр-Дам в Реймсе во Франции. Но тогда это было быстрое знакомство. Дорога звала дальше. В Цюрихе же я любовалась ими регулярно, заходя в церковь Фраумюнстер несколько раз на день, поскольку жила недалеко. Замечу сразу, что вход бесплатный. Справочники рекомендуют посетить церковь утром, когда солнце светит сквозь витражи. Тогда они наиболее великолепны. Но я подолгу сидела перед ними и днем, и вечером, погружаясь в особый мир художника.

Бросал года, как кольца,
Крутил виртуальные сальто,
Влезал в верблюжье игольце,
Пел хрипловатым альтом,

Как если бы треснула дека,
И последний смычковый волос
У колыбели века
Пытался подать голос.

И в этой безумной попытке
Был, наконец, услышан
Скрипач, подвергнутый пытке
На раскалённой крыше

И, прекращая пляску
Легким двойным пируэтом,
Начал рассказывать сказки,
Все перепутав при этом.

Звук перепутал с краской,
Сон перепутал с явью,
Стал невесом и ласков,
Всем говорил: "I love you"

Менял города, как меняла,
Подвесил луну как подкову,
И пузо ее сияло,
Как вымя священной коровы.

Так вот и жил, полагая
Что наша Земля - не земля,
А просто осколочек рая,
Марка Шагала для....

Это стихотворение попалось мне как-то раз в интернете. Автора, к сожалению, не знаю.

Витражи Шагала – предмет для особого разговора. Биограф художника Франц Мейер считал, что именно средневековые витражи Шартра, которые увидел художник в 1952 году дали Шагалу новые впечатления и побудили к поиску новых средств выражения. Художник стал изучать средневековые витражи, технику их изготовления.

Предложение выполнить витражи и керамические панно в церкви в Плато-де-Асси в Савойе (1957) пришло от любящего искусство доминиканского монаха отца Кутюрье. И Шагал вновь стал искать ответ на вопрос: как передать тайну "Библии — эха природы", Библии, которую он "не видел", но "нагрезил". "...В керамике или на витраже — все это труднее. Что я должен придать от себя этой земле Всевышнего, огню Всевышнего, Его листве, древесной коре, свету? Воспоминания мои о матери и об отце, о детстве, о моем народе, о том, что происходило с ним в течение тысячелетий? Или, может быть, душу мою?"

В этот поздний период творчества Шагал один за другим начинает создавать уникальные витражи: для кафедрального собора в Метце (начаты в 1958-м); для синагоги Университетской клиники Хадасса в Иерусалиме (1962); для здания ООН в Нью-Йорке, для Реймского собора (1974), которые мне посчастливилось увидеть; для собора св. Стефана в Майнце (начаты в 1978-м); церкви Всех Святых Тадли (Кент, 1978). Заказчики не придавали большого значения принадлежности художника к той или иной религиозной конфессии. Как, впрочем, и Марк Шагал не делал этого различия, адресуя свои послания человечеству. Любовь определяет звучание его творений независимо от того, на светские или религиозные сюжеты они написаны. У них один источник любви.

ЦюрихВ работе над витражами цюрихской церкви Шагалу представилась еще одна возможность выразить свою душу. Церковь Фраумюнстер – одна из старейших в городе. Ее стройный шпиль по праву стал его эмблемой. И как замечательно, что ее украсили витражи Марка Шагала. Их несколько: "Пророки", где основной фон красный, "Скрижали Завета" - преобладает синий цвет. "Лестница Иакова" - синий цвет, "Сион" – желтый цвет и "Распятие" - центральный витраж, где основной цвет зеленый. Размеры очерка не позволяют дать мне их подробное описание.

Отмечу лишь, то в 1970 году эти витражи, выполненные художником в весьма почтенном возрасте (83 года), были подарены городу. 5 сентября того же года во время торжественного их освящения Марк Шагал произнес речь, воспринятую как духовное завещание самого художника. "Я был немного смущен, когда Вы, м-е пастор, попросили меня рассказать о работе, столь важной, как эта — во Фраумюнстере.

В подобных случаях я всегда бываю взволнован и счастлив одновременно, поскольку отношусь с бесконечным почтением, уважением к великой универсальной Книге, какой является Библия. С детства у меня с ней связано видение судеб мира. Она вдохновляла в работе. В минуты сомнений ее величие, ее высокопоэтичная мудрость успокаивали. Для меня это вторая реальность. Меня тронуло то, что город Цюрих, более четырех столетий стоящий на этой древней земле, оказал мне эту честь".

В 1976 году художник вновь обращается к Цюриху и создает Розу "Сотворение мира" на южной стороне церкви. Он выбрал тему "Сотворения мира", вернувшись к сюжетам витражей, расположенных на хорах, чтобы привлечь к ним особое внимание. Библейский мотив "Сотворение мира", шаг за шагом воспроизведен в восьми фрагментах, расположенных по кругу витража,

Витражи Марка Шагала

Шагал предложил читать витраж по ходу часовой стрелки, но ее первоначальное положение — не в зените циферблата, а слева, когда она находится в положении над 9-ю часами. Здесь первый луч света прорезает тьму. В восьмом фрагменте, в положении минутной стрелки под 9-ю часами — образы Адама и Евы. В центральной части композиции Шагал поместил Ноя, спасшего от гибели человечество. На расположение Творца к сохраненным и защищенным им от потопа людям указывает сверкающая над Ноем радуга.

Следующая достопримечательность Цюриха, потрясшая меня не меньше, опять витражи – на сей раз неизвестного доселе мне мастера Аугусто Джакометти. Об этом – в следующем очерке.