Легенды и мифы в колокольчиках



Розовая чайка

У меня несколько колокольчиков с чайками. Об этой удивительной птице много историй, одна наиболее волнующа – легенда о розовой чайке. Родилась эта легенда в эпоху Великих географических открытий. Мне удалось отыскать мало кому известные странички из истории арктических исследований, имеющие отношение к Монреалю. Речь идет об экспедиции капитана Джорджа Бэка, которую он организовал для поисков прославленного арктического исследователя капитана Джона Росса и его команды летом 1833 года.

Ирина Лапина

Чайка
Колокольчик

Коллекция И.Лапиной

Колокольчик

Коллекция И.Лапиной

Колокольчик

Коллекция И.Лапиной

На севере России, Канады и Скандинавии существуют легенды об удивительной и редчайшей птице, которая приходила на помощь попавшим в беду морякам.

"Когда корабль сжимают льды, и кажется, что студеные штормы вот-вот погубят его, когда морская пучина распахивает смертоносные объятия, чтобы уничтожить судно вместе с людьми, а губы и глотка уже не в состоянии прохрипеть ни молитву, ни проклятие, — взгляни в небо: на помощь летит маленькое чудо Севера.

Из штормовой непроглядной тьмы появится розовая чайка, похожая на частицу луча восходящего солнца. Птица будет кружить над кораблем с тревожным, но все же обнадеживающим криком до тех пор, пока ее не увидит самый отчаявшийся моряк. Надежду, прилив новых сил приносит розовая чайка на своих крыльях.

Потом она снова исчезнет в штормовом мраке. Улетит на помощь другим мореходам. Но уже не так яростно будут биться льды о борт корабля. Стихнет вскоре шторм, и каждый отчаявшийся почувствует в себе неукротимую силу, которую не одолеть ни северной стуже, ни буре, ни морской пучине".

В другой северной легенде розовую чайку называют Дочерью солнца и снега. "Чтобы путник увидел ее ночью, полярный день подарил чайке оперение из розовых лучей восхода. А чтобы ее видели днем, полярная ночь надела на шею птице черное ожерелье. С тех пор летает розовая чайка днем и ночью над льдами, спасает путешественников и моряков".

Долгое время считалось, что эта птица существует лишь в легендах. Осенью 1818 года английский полярный исследователь Джон Росс попытался на своем корабле обогнуть с севера американский континент и выйти к Берингову проливу. По все видимости, он первым из европейцев увидел и описал розовую чайку.

После Джона Росса участники британской полярной экспедиции добыли этих двух птиц. Но в те времена в научном мире еще никто не знал, где их родина. Лишь в начале XX века русский орнитолог Сергей Александрович Бутурлин обнаружил гнездо розовых чаек в заболоченной тундре в устье Колымы.

Рисунок капитана Бэка

Корабль, выжатый льдами
Рисунок капитана Бэка

Продолжение истории поисков и изучения розовой чайки фантастически интересно, но наш рассказ о другом. Хочется поделиться малоизвестными страницами изучения канадской Арктики. О том, как на карте появился островок с названием Монреаль.

9 апреля 1833 года. В этот день монреальцы ожидали прибытие знаменитости. Капитан Джордж Бэк (George Back), намеревался снова отправиться в суровые северные края. Однако, предстоящее путешествие затевалось не только с целью открытий и исследований северных земель. Капитан намеревался выяснить, что стало с его другом, исследователем Джоном Россом, о котором ничего не было известно вот уже четыре года.

Капитан Джордж Бэк (позднее сэр Джордж) имел немалый опыт в путешествиях по арктическим просторам, проведя несколько лет в экспедициях с Джоном Франклином и Джоном Россом. Поэтому его и назначили командиром предстоящей экспедиции, которая с самого начала была организована на частные пожертвования, подкрепленные чуть позже правительственным грантом. Большую поддержку, узнав о благородной миссии экспедиции Бэка, оказал и сам король Вильям IV. От Канады существенная помощь пришла от Компании Гудзонова залива.

Итак, монреальцы приняли прославленного капитана с большой помпой. Последние дни Бэка перед началом вояжа в Арктику отличались роскошью и блистательными развлечениями. Он остановился в одном из наиболее элегантных отелей Монреаля "Бритиш Америка". Для его развлечений ему даже не надо было покидать стен отеля, только переходить из одной комнаты в другую - от танцев на банкет.

Офицеры монреальского гарнизона с большим воодушевлением старались скрасить последние перед трудным путешествием дни капитана. Кому, как ни им, знать о тяготах долгих переходов, о противостоянии один на один с силами природы. Офицеры устраивали веселые вечеринки, обеспечивая беззаботный и комфортный отдых. Бэк писал: "Как никогда мы наслаждались цивилизованным обществом. Когда еще придется?"

15 апреля он и его второй помощник доктор Ричард Кинг были приглашены на холостяцкий бал. На этот праздник холостяки ежегодно посылали приглашения наиболее экстравагантным дамам и джентльменам города. К концу вечера Бэк и Кинг были, скажем так, "сильно веселыми".

Вечером 23 апреля Бэк и Кинг оказались гостями на обеде, данном в их честь наиболее влиятельными и представительными лицами города, многие из которых пожертвовали большие суммы на экспедицию. Гостеприимство монреальцев не знало границ. Тосты и здравницы следовали непрерывной чередой. Какой-то дотошный репортер тех времен, писал, что в честь гостей было провозглашено 28 тостов!

Бэк и Кинг в долгу не остались и поднимались семнадцать раз с ответными тостами. Наиболее яркую речь произнес глава банка Монреаля Самуэль Геррард, который завершил ее следующими словами: "Никогда еще не было экспедиции, которая бы так обнажила чувства публики. Монреальцы не могут не восхищаться храбростью и самоотверженностью путешественников, делающих так много для спасения друзей". Расчувствовавшись, Бэк и Кинг еле успевали в ответ поднимать бокалы. Но вот прозвучал последний тост: "За наших гостей, которые возвышают нас". И опять, прославленные арктические путешественники не помнили, как добрались до собственных постелей.

На следующий день, ближе к вечеру, Бэк и Кинг убыли в Лашин, откуда они намеревались отплыть следующим утром. Сразу же вслед за ними был отправлен багаж. И вдруг случилось страшное несчастье, которое каждый толковал по-своему. Через некоторое время после отъезда путешественников из их временного пристанища в нем внезапно вспыхнул пожар. В считанные мгновения здание было объято пламенем, и через сорок минут от грандиозного отеля остались дымящиеся руины. Пламя озарило все небо, в котором отражались освещенные огнями шпили церквей, корабли порта, очертания острова Святой Елены.

Колокольчик

Коллекция И.Лапиной

Колокольчик

Коллекция И.Лапиной

Если бы Бэк выехал на полчаса позже, он мог бы потерять все. А так он потерял только барометр. И все же было жаль: потеря барометра - серьезное дело для Арктики. Но капитан беспокоился больше о другом. Предстояла серьезная экспедиция, а у него, кроме троих матросов, приехавших с ним из Англии, все были новички. Правда, добровольцы были канадцами, в большинстве - монреальцами, умелыми и ловкими парнями. Других он рассчитывал найти на севере среди служащих Компании Гудзонова залива. Насколько они окажутся стойкими в суровой Арктике? Он все откладывал свое отплытие, размышляя над этим и приходя в себя после случившегося с красавцем-отелем.

Наконец, все было подготовлено. С утра в Лашин стекались толпы монреальцев, желающих увидеть отбытие экспедиции. Приветствия, напутствия, слова прощания, слезы на глазах женщин. "Удачи и попутного ветра, капитан Бэк!" Поиски команды капитана Джона Росса начались.

Прошел год. Монреальцы с нетерпением ждали вестей. Наконец, пришло сообщение Бэка из форта Компании Гудзонова залива. Росс и несколько других сопровождавших были найдены и благополучно возвратились в Англию. Их вклад в изучение севера Канады был весом. Джон Росс и его племянник Джеймс Кларк Росс открыли землю, названную Бутией в честь покровителя экспедиции Феликса Бута. Они совершили переход по морским льдам к острову, который назвали Землей Короля Вильяма. Но самое главным результатом экспедиции было определение местонахождения магнитного полюса.

Колокольчик

Коллекция И.Лапиной

Колокольчик

Коллекция И.Лапиной

Бэк же продолжил на свой страх и риск исследовать новые земли. 2 августа 1835 года путешественники увидели незнакомый ранее маленький островок в устье реки. Бэк записал в свой журнал: "Я назвал это место островом Монреаль в честь того внимания к нашим исследованиям, которое мы получили от публичных встреч и гостеприимства жителей этого города".

Вооружитесь крупномасштабной картой и обратите свой взор на северо-запад. Здесь на территории Нунавут, там где Бэк-ривер (известная и как Великая Рыбная река - Grate Fish river) впадает в узкий залив Северного Ледовитого океана, расположен маленький островок. Назван он - Монреаль. А исследованную отважным капитаном реку, протяженностью более одной тысячи километров позже назвали его именем. Капитан Бэк провел на севере две зимовки, осенью 1835 года он возвратился домой в Англию.

Капитану Бэку везло. Несколько раз он видел розовую чайку, о чем говорят записи в его дневниках. А в Монреале чаек много. Наверное, потому и попался мне колокольчик с изображением монреальского герба и возвышающейся над ним чайкой. Вот только розовую чайку вы никогда в Монреале не увидите. За ней нужно ехать далеко, в страну вечных льдов, долгих полярных дней и ночей.

История о капитане Джордже Бэке и его открытии острова, названном им Монреаль, впервые опубликована на русском языке в книге "Bonjour, Монреаль!" в 2005 году. А вот колокольчиков с изображением розовой чайки, арктического острова Монреаль или же, посвященному капитану Джорджу Бэку, по всей видимости, не существует. А жаль...

Добавить комментарий