Фотографий колокольчиков на выставке: 234
Колокольная галерея
 Коллекция И.Лапиной
Коллекция И.Лапиной
 Коллекция И.Лапиной
Коллекция И.Лапиной
 Коллекция И.Лапиной
Коллекция И.Лапиной

Когда мы были в Шедияке, я тогда колокольчики еще не собирала, и снимки окрестностей на стареньком фотоаппарате получились не очень хорошего качества. Колокольчики с омарами, появившиеся у меня недавно, напомнили о том прекрасном лете, о фантастических омарах, которых мы там отведали и о потрясающей легенде, связанной с основателем этого городка.

Ирина Лапина

Шедиак: столица омаров или остров сокровищ?!

Омар

На северном побережье провинции Нью-Брансуик расположен популярный летний курорт Шедиак (Shediac), славящийся своими теплыми пляжами. Курорт известен также как мировая столица омаров (лобстеров). Это почетное звание подтверждает гигантская 14-метровая 80-тонная скульптура омара в парке Ротари. Вот уже почти 50 лет шедиакцы устраивают замечательный недельный фестиваль омаров с парадами, фольклорными песнями, танцами, спортивными мероприятиями и, конечно, обедами, где главное блюдо - омар. Рыба, креветки, мидии, все очень вкусно, но омары выше всех похвал!

В переводе с языка микмаков, название Шедиак означает "Далеко убегающий". По всей видимости, это относится к выдвинутому глубоко береговому расположению города. Благодаря теплым пляжам с морской соленой водой, провинциальный парк "Парли бич" здесь иногда называют "северной Флоридой". Эти атлантические воды считаются самыми теплыми к северу от Вирджинии, а потому привлекают туристов со всей Восточной Канады. Береговая полоса вдоль пляжа застроена многочисленными кемпингами и мотелями. Замечу, что это не фешенебельный курорт - здесь отдыхает преимущественно рабочая Канада. И вода от этого не становится холоднее, а омары - менее сладкими.

Большая часть жителей этого региона прослеживает своих предков до франко-акадийских корней. Но первым европейским поселенцем был англичанин по имени Уильям Ханнингтон. Это фантастически любопытная история. Мы узнали о ней за ужином в уютном ресторане, адрес которого нам дал сосед по пляжу Стив. Он, слыша нашу речь, поинтересовался, откуда мы. Узнав, что русские, обрадовался и сообщил, что бывал в Санкт-Петербурге и Москве. Стив дал нам много ценных советов, в частности, наказал непременно отведать омаров и рекомендовал этот ресторан как самый лучший.

На закате солнца мы смаковали омаров, постигая премудрости владения замысловатой вилочкой и щипцами. К нашей радости, появился Стив с подругой, и вечер продолжился в интересной беседе. От наших новых друзей мы и узнали эту историю.

Англичанин Уильям Ханнингтон поселился в Шедиаке по недоразумению. В марте 1785 года Ханнингтон выехал из Англии в Новую Шотландию. Он приобрел большой участок земли площадью в 2024 га заочно, но за небольшую по тем временам для такой площади сумму в 500 фунтов стерлингов. По уверениям продавцов от участка до Галифакса всего лишь один день ходьбы. Но прибыв в Галифакс, Ханнингтон узнал, что его земля находится в 300 км (!) и даже в другой колонии - Нью-Брансуике.

Решительного и волевого Уильяма Ханнингтона нелегко было обескуражить. Он направился к своему участку, чтобы на месте решить, оставаться там или нет. Вместе с неким мистером Робертсом, случайным попутчиком, а также местным проводником из племени микмаков, Ханнингтон уложил все свои нехитрые пожитки на сани (время было зимнее) и отправился к Шедиаку. Не знали два англичанина ни того, какой путь им предстоит, ни того, что март в Канаде – настоящий зимний месяц. Они шли по стылому снежному тракту, несколько ночей провели, дрожа от трескучего мороза в шалашах, которые сооружали под руководством индейца.

Но вот путешественники достигли места назначения. Плотный лес из огромных сосен стоял стеной, казалось, без единого просвета. Деревья утопали в глубоком снегу. Трудно было даже представить, что можно сделать в этом забытом Богом краю. Глубокое разочарование охватило Робертса. Он распрощался с Уильямом, возвратился в Галифакс и оттуда ближайшим кораблем отправился назад в Англию.

Ханнингтон, однако, увидел для себя потенциал в этой дикой местности и решил остаться. По весне он поселился в маленьком срубе на своей собственной земле и довольно быстро подружился с индейскими соседями. Сила, спокойствие и дружелюбие белого произвели на микмаков впечатление. Они помогали Ханнингтону, чем могли, стали продавать ему меховые шкурки. В свою очередь, Ханнингтон оказывал посильные услуги, привозил время от времени из Галифакса товары. Довольно быстро Ханнингтон стал зажиточным коммерсантом. К успешной торговле шкурками добавилась продажа леса появившимся неподалеку белым поселенцам.

Через несколько лет неутомимый Уильям построил впечатляющий трехэтажный дом. Увы, это был дом холостяка, живущего в одиночку в диком месте. Ханнингтон стал подумывать о жене и детях. Вот только где их взять? В районе Шедиака в то время проживало уже немало белых колонистов, только вот не было свободных молодых леди. Как-то раз Уильям услышал от проходящих путников, что неподалеку, на острове Принца Эдуарда, который в то время назывался остров Сент-Джон, поселились новые колонисты, говорящие по-английски. Новость показалась Уильяму заманчивой, и он решил отправиться на поиски невесты.

Итак, в 1792 году, после семи лет одиночества, Уильям Ханнингтон нанял двух проводников-микмаков, которые перевезли его на каноэ из березовой коры через пролив Нортумберленд. Все помыслы были об одном – найти невесту!

Уильям третий день трясся в нанятой повозке, которую тащил вол, по грязной дороге на острове Сент-Джон, когда его взгляд упал на привлекательную девушку. Мэри Дерби, так звали молодую леди, кормила цыплят за изгородью поблизости от дороги. Без колебания Ханнингтон спрыгнул с повозки, приблизился к девушке и ... предложил выйти за него замуж! К счастью, Мэри была не из тех жеманных леди, которым нужно длительное ухаживание. Одного взгляда на Уильяма ей было достаточно, чтобы понять – он мужчина ее мечты. Мэри сразу согласилась. Поблизости не было священника, но молодые люди забрались в повозку уже вместе и отправились к дому мирового судьи, который и скрепил их союз. После короткого прощания с семьей Мэри, молодожены на каноэ переправились через пролив к дому Ханнингтона в Шедиаке.

Чета трудолюбивых и спорых на руки Ханнингтонов процветала: фактически ониосновали не просто семью, но целый новый город. Брак был "плодотворным" и принес тринадцать детей. Большую роль в жизни семьи играла религия. Каждое воскресенье в доме Ханнингтонов проводились службы, которые посещали друзья и соседи. Со временем Уильям основал библиотеку при воскресной школе и церковь, которую он назвал Св. Мартин-в-лесах, что напоминало ему о его любимой церкви Св.  Мартин-на-полях в Англии.

В 1831 году с Ханнингтоном случился инсульт. Семь лет спустя он умер в возрасте 79 лет и был похоронен во дворе построенной им церкви. В его память воздвигли прекрасный монумент. Массивную каменную глыбу к месту захоронения 60 километров тянули шесть лошадей. Монумент выполнили умелые скульпторы за 100 фунтов стерлингов (по тем временам - значительная сумма денег!) Монумент - это каменная плита, поддерживаемая четырьмя каменными колоннами. Памятная эпитафия гласила о вкладе уважаемого Уильяма Ханнингтона, самого почетного жителя Шедиака.

С годами кладбище у церкви Св. Мартин-в-лесах было заброшено. Постепенно сорняки и кусты покрыли могилы и монументы, спрятав эпитафии и красивые резные камни. Через сто лет после смерти Ханнингтона, в сороковые годы XX века, наняли рабочих для очистки территории кладбища и восстановления древних надгробий. Очищая массивную вершину могилы Ханнингтона, рабочие заметили нечто подозрительное: одна из колонн не упиралась в камень. Освободив ее рычагами, они обнаружили углубление в колонне - в ней лежала небольшая коробка. В коробке рабочие обнаружили карту-чертеж с указанием расположения клада в точке "схода" с корабля. Были даны направления, точное количество шагов и места поворотов к месту сокровища.

Рабочие были местными и сразу поняли, что точка "высадки на берег" относится к острову Шедиак (расположен в заливе напротив нынешнего города), куда, насколько им было известно, приставало большинство ранних поселенцев. Тайно они отправились на остров и начали раскопки, не сказав никому о секретной коробке в могильном камне и чертежа в ней. Конечно же, такой секрет удержаться долго не мог. Через некоторое время остров буквально перерыли охотники за сокровищами. К сожалению, никаких сведений о том, что кто-нибудь что-то нашел, не имеется.

Нынешнее надгробие Уильяма Ханнингтона - образец монументального искусства позапрошлого века. Посетители любуются величественным памятником, читают волнующие строки о первом основателе Шедиака, но ответа на вопрос о секрете коробки нет. Существовало ли действительно сокровище, или же карта с указанием клада была шуткой старины Ханнигтона (говорили, что он любил пошутить). Какой-бы ни был ответ, тайна усилила интерес к истории этого края.

Замечательно, что среди имен канадских пионеров не затерялось имя Уильяма Ханнингтона, мужественного англичанина, не побоявшего бросить вызов дикой природе и своими руками построившего город среди первозданной красоты!

Оставить комментарий