Путешествие в Новый Свет

"Ставка сделана!" - монреальская рождественская история

Рождественские метели укутали Монреаль. Я отправилась в Старый город: в такие дни можно сделать замечательные фотографии. Повезло. На площади Оружия стояла лошадь. Она грустила. Дома я "побаловалась" с фотошопом (недавнее увлечение). И колокольчик с лошадкой вписался, и вспомнилась одна из историй "Зимнего Монреаля былых времен". А к истории прикладываю фотографии, именно в этих местах все и происходило 180 лет назад.

Ирина Лапина

Эта история случилась в Монреале зимой 1830 года. Рождественские метели укутали город белым пушистым покрывалом. Монреальцы сидели по домам у теплых печей и каминов. Делать было особенно нечего, предстоял очередной скучный зимний день. И только на постоялом дворе было заметное оживление. Обычно в первые дни после Рождества проходили состязания упряжек монреальских извозчиков.

Огромные сугробы перегородили большинство улиц. И на сей раз никто не спешил, чтобы поболеть за приятеля и полюбоваться прекрасными лошадьми, легко несущими по снежному насту быстроходные сани. Не было и обычного скопления пассажиров, желающих отправиться по делам на другой конец города или в пригороды.

Участники предстоящего состязания собрались в просторной жарко натопленной комнате большого дома. Ставки делались лениво, без особого азарта. Извозчики, участвующие в гонках, не торопясь, позевывая, выходили на свежий воздух в ожидании старта.

Внезапно все прислушались к шуму, донесшемуся из дома. Извозчики на дворе, недоуменно переглядывались. И с чего это там раскричались? Наконец, последние, кто делал ставки, вывалились во двор в явном возбуждении. Оказалось - один извозчик средних лет, весьма опытный, сделал рискованную ставку. Он заявил, что сможет загнать повозку с шестнадцатью(!) впряженными в нее лошадьми в одни ворота постоялого двора, а выехать в другие.

Колокольчик

Коллекция И.Лапиной

Монреаль

«Монреаль, улица Нотр-Дам, экипаж ждет гостей»
Фотомонтаж Ирины Лапиной

Это был вызов, на который не осмелился бы никто другой. Въезд и выезд со двора даже на маленьких повозках был делом не простым. С улицы Сен-Поль во двор вел длинный проход, выезд на улицу Сен-Питер был ничуть не легче. Кроме того, въездные и выездные ворота были смещены относительно друг друга. Возницы, въезжающие, не видели тех, кто выезжал, пока не оказывались во внутренней части постоялого двора.

Монреаль
Монреаль

Обычно в повозки впрягали две или четыре лошади. Упряжка из шести дошадей была редкостью, и управлять ею в этих узких проходах было сложно. Запрячь же шестнадцать лошадей?! Упряжка станет столь длинной, что когда передние лошади уже выйдут из ворот на улицу Сен-Питер, возница все еще будет находиться во дворе и никак не сможет видеть ситуацию впереди.

Итак, ставка была сделана. И она ошеломила всех присутствующих.

Монреаль
Монреаль

Непонятно, каким образом (телефонов в те времена еще не было), но предложение провести через двор упряжку в шестнадцать лошадей произвело желаемое оживление в сонном, укутанном снегом городе. Слух мгновенно разошелся, и двор стал быстро заполняться. С близлежащих домов, перепрыгивая через сугробы, весело бежали мальчишки, за ними торопливо пробивались сквозь снежные завалы мужчины. Не утерпели и женщины. Кутаясь в шали, они, забыв о чинной и важной походке, спешили к местам, откуда можно было понаблюдать за предстоящим зрелищем.

Стали делать ставки. Одни говорили, что извозчик (к сожалению, история не сохранила его имя, и мы назовем его Жан-Жак) проделает это. Другие сомневались. На постоялый двор пришло известие, что огромная толпа уже выстроилась вдоль улиц Сен-Поль и Сен-Питер. Тем временем подготовили упряжку в шестнадцать лошадей, и зрители ахали, видя, что она настолько длинна, что, казалось, вот-вот разорвется.

Монреаль
Монреаль

И вот дан старт. Лошади весело помчались по улице Сен-Поль. Жан-Жак слегка покрикивал. Передние лошади легко прошли через узкий пролет и влетели во двор через ворота, затем они уверенно продолжили движение вперед сами по себе, сделали резкий поворот направо, когда это потребовалось, и направились к выездным воротам на улицу Сен-Питер, когда Жан-Жак только еще показался на въезде у ворот Сен-Поль.

Жан-Жак въехал во двор под приветствия ликующей толпы. Когда он лихо выехал из ворот на улицу Сен-Питер, проехал еще несколько десятков метров и затормозил упряжку, со всех сторон к нему потянулись крепкие руки - и возбужденная толпа на руках внесла его на постоялый двор.

Монреаль
Монреаль

Что творилось вокруг! Все кричали, смеялись, пританцовывали и радовались успеху умелого парня, радовались, что невероятное пари выиграно, что удалось, казалось, невыполнимое, что пробудились, наконец, от зимней спячки…

Еще долгие годы среди горожан держалась за Жан-Жаком репутация самого лихого извозчика, обрастая новыми байками и легендами. А вечером того памятного дня, когда страсти немного улеглись, за стаканчиком доброго квебекского вина Жан-Жак объяснил свои действия приятелям, ожидавшим услышать секрет трюка.

Все оказалось просто. Шестнадцать лошадей-участниц были хорошо тренированными упряжными лошадьми. Они хорошо знали весь путь. Каждая из них много раз въезжала в ворота постоялого двора и выезжала. Единственное, что требовалось от Жан-Жака, это вовремя опустить вожжи!

Монреаль
Монреаль

Соревновательный дух был характерен для канадцев XIX века, особенно в зимнюю пору, когда затухал бизнес и появлялось много свободного времени. Зима становилась временем споров, вызовов и ставок. Вспомним, что жителями Монреаля были франко-канадцы, недавно приехавшие ирландцы и шотландцы – все, как на подбор, горячие головы, великие упрямцы и задиристые натуры. Впрочем, такими же были и жители соседнего Йорка (Торонто), Кингстона и других городков и поселков Канады.

Состязания устраивались не только на специально приспособленных дорогах или на дорожках спортивных клубов. Нередко они были спонтанными, частными, личными. Внезапный вызов, дерзкое заявление - и мгновенно организовывалось состязание в любом месте города. Особенно часто развлекались таким образом состоятельные горожане, члены привилегированных городских клубов. Засиживаясь за поздним обедом, выпив рюмку-другую, мужчины вели оживленные разговоры, которые не раз заканчивались спором. И вот уже вызов брошен, и все спешат на улицу, на мороз…

Монреаль
Монреаль

После вызова "дуэлянты" отправлялись к ближайшим санным дворам, где за хорошую плату можно взять сани и лошадей на час или больше. В Монреале санные гонки устраивались чаще всего вдоль улицы Дорчестер. А потом слуги отвозили сани и лошадей обратно на санный двор, а участники возвращались в клуб, где заканчивали вечер очередными возлияниями в честь победителя.

Итак, ставки и споры, вызовы и пари. Хоть раз в жизни, но это случалось с каждым в Монреале. Колокольчика на такую тему, вряд ли сыщешь. Но, на мой вгляд колокольчик-лошадка с это историей справился.

Эту историю я рассказывала в одной из передач "Международного канадского радио".

Добавить комментарий