Путешествие в Новый Свет

Парк Рене Левека

"Have a nice day!" - чайки, катера, велосипедисты и загадочные монументы - прекрасный летний день в парке у реки

"Земля, воздух, вода и искусство" – это девиз парка Рене Левека, что в Лашине. Лашин – один из старых городков на острове Монреаль. А парк получил свое название несколько лет назад. Небольшой участок земли (всего четыре кв. км) на протяженной косе вдоль реки Святого Лаврентия за последние несколько лет на глазах местных жителей превратился в скульптурный сад.

Велосипедисты и роллеры, а также любители пеших прогулок любят этот уголок. Вот и мы в одно летнее воскресенье направились поближе к реке на весь день. В лифте столкнулись с соседями. Перекинулись парой слов, какая, мол, чудесная погода. И в конце прозвучало традиционное: "Have a nice day!" (Хорошего дня!)

Полежав на травке за книжкой с час, я все же решила посмотреть, а не появилось ли за этот год чего новенького. Ведь парк, помимо прочего, славится своими монументальными работами. Новинок я не обнаружила. Как прежде, все скульптурное царство сторожила собака, выполненная замечательным скульптором Леонидом Ватником. Мало кто из местных догадывается, что это работа эмигранта из Советского Союза.

В саду скульптур собрано 50 работ разных мастеров. Все они - уникальны, на самые разные темы. Иные заставляют тебя задуматься, другие - улыбнуться, при виде третьих начинаешь смеяться. Но все они удивительным образом пришлись к месту, вписались в ландшафт и кажутся своими на зеленом газоне. Скульптуры то горделиво возвышаются над круглыми кронами деревьев, то стыдливо прячутся за кустарники...

Колокольчик

Колокольчик "Have a nice day!". Коллекция И.Лапиной

Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин

Одной из первых на южной развилке пути стоят скульптуры Дэвида Мура. Собственно, это самая запоминающаяся композиция в парке. Она вызывает непременный восторг и желание запечатлеть чудо на фотографии. Пять гигантских ног из металлических прутьев, заполненных розовыми и серыми камнями гранита, производят сильное впечатление.

Парк Рене Левека. Лашин

Эта колоннада из огромных "ног", растянувшаяся на 80 шагов окаймлена зеленью газона вблизи и синевато-серой линией воды на дальнем плане. На металлической табличке (такая есть у каждой скульптуры) написано: по замыслу художника исполинские конечности – те самые следы, отпечатки, что люди намеренно оставляют после себя на зеркале ландшафта, в соответствии с их культурой и цивилизацией, или неосознанно, просто так, мимоходом.

Дэвид Мур писал, что его работа была создана под впечатлением незабываемого путешествия по Греции. Такие же "ноги по колено", намертво соединенные с землей, остались от прекрасных когда-то статуй Древней Эллады. Где руки, тело, голова? Исчезло все - и стоят только ноги, ступни, следы, следы…

Следующая скульптура - "Большой сад" Мишеля Гуле. Упорядоченный "Сад флагов", высится, подобно флагам, что реют над зданием Объединенных Наций. Он прекрасно смотрится с дорожки. Вы можете пройти к нему ближе по зеленому газону через настоящие металлические ворота, сесть в кресло – торжественный мотив композиции зазвучит еще сильнее.

Парк Рене Левека. Лашин

Символы на древках похожи на тотемы, только современные. Вот дверная ручка, а вот циркуль, облако, стрела, сердце, мегафон, парусник. Все это желтое, голубое, оранжевое... Неожиданно, словно чтобы раскрасить еще сильнее и без того яркую композицию, прилетели прибрежные птицы. Чайки, чайки, чайки… Они летают среди древков и садятся на их вершины – на сердце, на облака. С чайками становится радостнее, живее, шумнее...

Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин

Наконец утомленные жарким солнцем птицы угомонились и задремали на зеленой траве. Я не удержалась и подошла поближе, чтобы запечатлеть это сонное царство. Но белокрылые словно следили за мной, а может, одна из них не спала - была за дежурную. Стоило мне к ним приблизиться, как весь отряд дружно удалялся. Я вновь подкрадывалась, но чайки занимали новую линию обороны. Мне захотелось спугнуть птиц и сделать уникальную, думала я, фотографию. Но тут же устыдилась - пусть поспят.

Не столь ярки в проявлении чувств скульптуры Била Вазана – "Исторический камень" и "Верд Эксит", подобный камням Стоунхеджа. В первой, словно уважая ледниковое происхождение камня, Вазан не меняет его форму, а на поверхности с помощью символов, напоминающих петроглифы, рассказывает историю Земли и людей. Геометрические узоры-мотивы схожи с наскальными рисунками древних индейцев племени навахо.

Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин

А что означает эта спираль, вдоль которой вырезаны рисунки? Может, камень уподоблен гигантской морской раковине, которую разрезало пополам и вынесло на песчаный берег? Или это намек на хитроумный лабиринт Минотавра? А может, это протоптанные тропинки австралийских аборигенов, известные ныне, как "поющие пути"? В этом камне есть тайна, есть что-то мистическое. Вот только как ее разгадать? Какую бы историю не поведал нам Вазан, каждый прочтет ее по-своему.

Рассказывать о каждой из 50-ти скульптур, думаю, не стоит.

Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин

А что же еще кроме монументалистики мы нашли в этом парке жарким июльским днем? Удивительно, но вот уже во второй раз мы приходим сюда 14 июля – в День взятия Бастилии. Много лет назад я думала, что франко-канадцы как-то отмечают этот праздник. Помню, разговорились с местными, поздравили их с праздником, а они удивленно пожали плечами: какой мол, праздник? Нет, все же это Квебек, а не Франция.

Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин

В этот раз неподалеку разместилось несколько компаний, что-то отмечавших. Подошла поближе – услышала русскую речь. Ветви деревьев и кустарников украсили цветные шарики, на столах - яркие скатерти.

- Привет, День Бастилии отмечаете?

- Нет. День рождения!

Пришлось мне петь "Марсельезу" в гордом одиночестве...

Жаркий день был в разгаре. Около нас в изобилии носились утки, лодки, чайки, воздушные змеи и даже один радиоуправляемый вертолет. Белели маяки, искрились буйки, приглашали присесть скамейки…

Вокруг была сочная зелень газонов и приглушенная темно-зеленая поросль причудливых кустарников, сквозь которые и были видны те самые оригинальные скульптуры.

Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин

Мимо проплывали роскошные прогулочные катера с отдыхающими после трудовой недели горожанами, проносились стремительные скутеры, и радовали глаз изящные силуэты яхт на горизонте.

А еще роллеры, соперничавшие в скорости с велосипедистами на "пист-сиклябль" (велосипедная дорожка – франц.) А я лежала на расстеленном пледе и читала недавно купленный последний роман Жюльетты Бенцони. Люблю "Марианну" и "Флорентийку". Замечательные исторические и приключенческие романы, советую почитать.

Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин

А позже был великолепный закат, гидроплан и сиреневые фонари, фосфоресцирующие изумрудные огоньки катеров и блеск инверсионных следов самолетов, под невероятным углом взмывающих в небо; зеленоватые и серебристые купола церквей и ажурная башенка, напоминающая китайскую пагоду.

Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин
Парк Рене Левека. Лашин

Книжку пришлось захлопнуть. Неожиданно тихо к нашей скамейке подкрался катерок с приглушенным мотором и морским вымпелом. Вдалеке стали ярче огни, плескалась и отливала серебром река.

Ночная мгла опустилась на землю. Сразу же краски переменились. Исчезли мелкие детали. Доминантой стала река - ее пронзительно серебристо-свинцовая синева на фоне затянутого дымкой розовато-серого неба. Исчезла суета, стали приглушенными звуки. Только снующая утка с утятами нарушала этот безмятежный покой.

Но вот разом вспыхнули уличные фонари, где-то вдалеке замерцали зеленые огоньки, зажглись ярко-красные движущиеся фары автомобилей. Самолеты теперь казались неопознанными летающими объектами, приближающиеся силуэты яхт - странными чудовищами. В небе по-прежнему четко прорисовывались линии горизонта и купола церквей, создавая своеобразный рисунок. Неописуемая красота!

Но тут комары заели неподвижного и непутевого автора этих заметок. Мы направились к машине. А река становилась все ярче, все синее.

Ирина Лапина

Добавить комментарий