Брестская крепость

Вся информация, которой я владела о Брестской крепости до поездки в Брест, касалась только героической обороны в начале Великой отечественной войны. Но, очевидно, что крепость не возникла 22 июня 1941 года. Не нужно быть гением фортификации, чтобы понять, насколько удобное место для возведения укреплений – река Мухавец двумя рукавами впадает в Западный Буг, образуя остров. Крепость довольно мощная, была на этом месте и во времена древнего Берестья, и во времена Великого Княжества Литовского, и Речи Посполитой. Очень уж актуально для пограничного города.

Колокольчик

Колокольчик "Брест. Холмские ворота"
Коллекция А.Барановой

Большим открытием стали для меня первые несколько залов музея обороны Брестской крепости. Экспозиция повествует об истории возникновения крепости Брест-Литовск, о жизни и службе гарнизона. Новая твердыня Российской Империи была заложена в тридцатых годах XIX века, в сороковых в ней появились первые военные, в пятидесятых строительство было завершено. По тем временам крепость была самой современной, неприступной, с хорошо продуманной планировкой и системой сооружений военного назначения. На острове расположилась Цитадель, с севера, юга и запада ее окружали три укрепления – Кобринское, Волынское и Тереспольское. Северное Кобринское укрепление считалось самым мощным. Странно, почему не Тересполькое? После падения монголо-татарского ига вся серьезная напасть приходила к нам именно с запада…

Река Мухавец и музей обороны Брестской крепости

Река Мухавец и музей
обороны Брестской крепости

Однако не долго Брест-Литовск оставался современным укреплением. Уже к середине 60-х годов IX века homo sapiens настолько преуспели в разработке средств по уничтожению друг друга, что крепость потребовала серьезной модернизации. Не смогли бы стены уже выносить мощных ударов новых типов оружия. Модернизация проводилась по проекту Э.И. Тотлебена – военного инженера, героя обороны Севастополя 1854 – 1855 гг. (Тотлебен создал такую систему укреплений вокруг Малахова кургана, которая позволили стать кургану ключевой точкой обороны). Участие в модернизации столь крупного инженера-фортификатора говорит о более чем серьезном отношении властей к Брест-Литовску. Причем, на самом высоком уровне.

После усиления укреплений Брест-Литовска менее крупное военное строительство велось постоянно вплоть до второй крупной модернизации, необходимость в которой возникла в начале XX века. И опять она была связана с гонкой вооружений. Однако все это усиление укреплений не помешало в первую мировую войну произойти в Брест-Литовске странным событиям, которые лично я вообще никак не могу понять. Большая часть гарнизона крепости оказалась задействована на других полях сражений. Те люди, что оставались, не могли в должной мере обеспечить оборону. Остатки гарнизона были выведены, имущество (и военное, и гражданское) вывезено, крепость сдана немцам. Город сильно пострадал от пожаров, население эвакуировано.

Следующая витрина музейной экспозиции. Фото членов русской делегации в разном составе и ракурсах. Фото немецкой делегации. Фото крепости, города в те годы. Белый дворец. Брестский мир.

Следующий зал. Что-то подобное я уже видела. Солдаты и офицеры несут свою службу. Развлекаются, играют в футбол, празднуют. Ну да, в позапрошлом зале, когда Брест был городом Российской империи. А теперь это польский Брест над Бугом. Солдаты и офицеры – польские. Как же все-таки схожи маленькие людские житейские радости, независимо от национальности, времени, положения в обществе…

Река Западный Буг

Река Западный Буг

Дальше, как мне показалось, фото и документы скомпонованы так, чтобы усилить ощущение надвигающейся жути. 1939 год. Брест – город Советского Союза, и снова на границе. Немецкие и советские войска в городе, но пока не как враги. Даже совместный парад устроили. В свете последующих событий эта фотография воспринимается как совсем уж дикое лицемерие. В письмах солдат и офицеров гарнизона родным и близким чувствуется тревога. И вот уже 41-й, войска вермахта, танки на берегах пограничной реки, но пока еще с "той" стороны. Если я правильно поняла, фото для музея предоставлены немецкой стороной.

Началось… Последующие события, я думаю, описывать не стоит. И так много литературы по этому поводу и документальной и художественной, сняты фильмы. Вот и еще один в начале ноября вышел. Не буду смотреть – страшно. Те люди, которые подбирали материалы и оформляли залы, посвященные обороне Брестской крепости, я считаю, сработали просто гениально. Абсолютно каждая деталь производит очень сильное впечатление.

Перпендикулярно стенам идут стенды. На них фотографии защитников крепости, их звания, даты рождения. Даты смерти почти у всех лето 1941 г. Если нет фотографии, то изображен контур головы в пилотке. Да, мы не знаем, как выглядел этот человек, но мы все равно помним его. Между стендами – два яруса витрин. В верхнем – картины, фото, документы. В нижнем – образцы оружия, как копии, так и подлинные, найденные при раскопках в крепости.

Но не эти орудия убийства в полной мере описывают трагизм событий. Автомат в условиях страшного боя и так воспринимается, как автомат. Куча гильз, сплавленных в единое целое, несмотря на то, что страшная сила спекла их в единый кусок металла, не вызывает таких сильных эмоций, как искалеченные обычные бытовые вещи, используемые людьми в повседневной, мирной жизни. Вот оконная рама из костела (пардон, клуба...). Железная. Я не знаю, что надо было с ней сделать, чтобы она стала такой формы. Последний раз похожие фигуры я видела на занятиях по матанализу, когда мы строили графики функций, заданных параметрически. Да, еще и не в декартовых координатах. Вот будильник, обычный такой, круглый. Внутренности смешались в кашу. А когда-то, несколько дней назад, он кого-то исправно извещал о начале нового дня. А теперь не понятно, где день, а где ночь. А это что такое? Кусок металла, искореженный, изрешеченный пулями, свернутый сам в себя, завязанный узлом (это уже не матанализ, это уже что-то из топологии). Таз. Эмалированный. Был.

Похоже, во Вторую мировую войну Брестская крепость взяла реванш и за позорную сдачу в Первую. Защитники крепости продолжали сражаться еще какое-то время после ее взятия немцами. В одной из витрин фото: немецкие солдаты проводят "зачистку" подвалов, казематов, уничтожая очаги сопротивления.

Идем дальше. Город оккупирован. Вот фото советских военнопленных, а вот жены офицеров и медперсонал сидят на земле у ног немцев. Мерзко. Вот Гитлер и Муссолини посещают в Брест. Вот немецкие солдаты на вершине Тереспольских ворот, а вот они везде, и тут и там на территории крепости и в городе.

Дальше. Опять солдаты и офицеры. Но у же советские. 1944 год. И крепость, и город освобождены. Кругом руины. Белый дворец после взятия Бреста немцами еще был. Без крыши, окон, дверей. Теперь это руины на уровне фундамента и нескольких кирпичей вверх. Мне трудно представить, какие шли бои за Брест, но развалины говорят сами за себя.

Смена почетного караула у главного монумента

Смена почетного караула у главного монумента

Затем идут несколько небольших залов, посвященных поисковым работам в крепости и созданию мемориала. Это тоже весьма интересный период жизни крепости. Была проведена консервация руин, созданы монументы, музейные экспозиции. Проводились раскопки, которые принесли неожиданные результаты. В 1953 году нашли памятную бронзовую доску, положенную в основание казармы при закладке Цитадели в 1836 году. Сейчас она экспонируется в одном из первых залов. В 1971 году Брестская крепость "заработала" как мемориальный комплекс. Очень много для создания мемориала сделал писатель-фронтовик, автор книги "Брестская крепость" Сергей Сергеевич Смирнов.

Мы вышли из музея, солнце казалось особенно ярким, небо было пронзительно синим. Подобная погода в начале декабря – просто подарок природы. Взгляд невольно задержался на развалинах Белого дворца, скользнул дальше на руины инженерного корпуса, поднялся на Штык-обелиск и Главный монумент, а потом опустился вниз, к рядам плит из черного мрамора на братской могиле защитников крепости. Нам посчастливилось увидеть смену почетного караула у Вечного огня. Белорусские школьники шагали торжественно и печально… Все верно, память о павших должна жить.

Скульптурная композиция Жажда

Скульптурная композиция "Жажда"

Скульптура "Жажда". Она в Цитадели неслучайно. Фашисты решили взять крепость огнем и измором. Нехватка воды не единственная беда, мучившая защитников, но она была одной из самых острых. Несмотря на то, что Цитадель буквально окружена водой, добыть эту воду было крайне сложно. Простреливался каждый метр берега, а по ночам подступы к воде освещались прожекторами. Много, очень много людей погибло при попытках добраться до воды и доставить ее оборонявшимся.

Холмские ворота – на мой взгляд, самые красивые в крепости. Они стали ее символом и использованы в оформлении большинства буклетов, книг, путеводителей о Бресте, которые я видела. Через Холмские ворота мы покинули Цитадель и, перейдя по деревянному мосту через Мухавец, оказались в Волынском укреплении. Достопримечательных объектов для "массового туриста" на территории Волынского укрепления не так много, фортификационные постройки представляют интерес, скорее, для "узких специалистов". Вообще-то Волынское укрепление не предназначено для осмотра туристами, вдоль реки можно дойти до музея "Берестье", свернув вправо от моста. Прямо же перед мостом объявление "Запретная зона. Проход запрещен". Конечно же, мы туда пошли.

Холмские ворота

Холмские ворота

Тереспольские ворота

Тереспольские ворота

Было как-то тихо и спокойно. Слева от нас остались руины брестского военного госпиталя (а до войны это был Бернардинский монастырь, а до революции Александровский кадетский корпус). Так мы добрались до православного ныне действующего Свято-Рождество-Богородицкого монастыря (а до войны полковая школа 84-го стрелкового полка). Рядом с ним – Южные ворота крепости. Посмотрели ворота, повернули обратно – хватит испытывать судьбу.

Продолжили путь под стенами оборонительной казармы. По правую руку (у стены) посажены туи, по левую руку (у реки) – плакучие ивы. Наверное, летом на этой аллее очень красиво. Под стеной то и дело расположены памятные знаки тем подразделениям, которые сражались здесь. Вышли к Южному Бугу. Вот она, пограничная река. Мне показалось, что неспешно она несет свои воды. За рекой уже Польша. Так странно, мы видели несколько мужичков с удочками. Как так получается? Тут вообще-то граница недалеко...

В Тереспольское укрепление мы не пошли – время поджимало. Через Тереспольские ворота вернулись в Цитадель и посмотрели еще Свято-Николевский гарнизонный собор (с 39-го по 41-й – армейский клуб, до этого костел, до революции Свято-Николаевский гарнизонный собор – все возвращается). Очень красивый храм. На фоне необыкновенно голубого неба он смотрелся особенно хорошо (я сравнивала с фото из буклета:).

Свято-Николевский гарнизонный собор

Свято-Николевский гарнизонный собор

По дороге к Северным воротам посмотрели Кобринское укрепление. Когда Вы заходите в крепость через Центральный вход, Вы тоже попадаете в Кобринское укрепление. Если Вы пойдете по широкой аллее, ориентируясь на Главный монумент, то попадете в Цитадель, а Кобринского укрепления захватите только краешек. Можно будет увидеть каземат, пороховые погреба и танки на Площадке вооружения. А вот чтобы посмотреть другие фортификационные сооружения, нужно идти вглубь укрепления, что мы и сделали. Посмотрели Северные ворота крепости, валы и Восточный форт – непокорная крепость в крепости, которая держалась еще долго после того, как была взята Цитадель. Руководитель обороны Восточного форта майор Гаврилов П.М. стал Героем Советского Союза.

Через Центральный вход мы покинули Брестскую крепость. Немного о Центральном входе (странно, вроде вначале положено, а у меня в конце получилось). Это железобетонная конструкция, "положенная" на обвалованные землей казематы. На казематы можно взглянуть сквозь железную решетку, которой забран вход в них. В самой железобетонной конструкции своды имеют форму звезды. Когда Вы проходите под сводами, звучит "Вставай, страна огромная!" и мерно отстукивают секунды. Когда мы уходили из крепости, у меня защипало в носу, я с трудом проглотила комок в горле...

Центральный вход

Центральный вход

Вот такая грустная получилась прогулка. Как же не похож Брест на пряничные европейские города с их узкими кривыми улочками, выложенными брусчаткой, с миленькими домиками и цветочками в горшочках. Но при этом, название пограничного города на берегу Южного Буга не один раз вписано в историю Европы большими кровавыми буквами. Советский писатель Константин Симонов сказал так: "Когда говорят о мужестве, вспоминают Брест, когда говорят об испытаниях, вспоминают Брест, когда говорят о жизнях, отданных за нашу землю, вспоминают Брест".

Анна Баранова