Замки и крепости в колокольчиках

Буйон – замок легенды

Третий день путешествия по странам Бенилюкса привел нас поздним вечером в бельгийскую столицу. Восемь дней в Бельгии, пролетели на одном дыхании. Но по обилию впечатлений, нам показалось, что мы провели там целый год. Кроме десятка сувенирных колокольчиков мы привезли памятную фотографию старинного колоколола из замка Буйон.

Ирина Лапина

Бельгия – страна легенд и преданий, это мы поняли сразу. Наша встреча началась дождливой ночью с монумента легендарному герою Бельгии, и завершилась через несколько дней в старинном замке, где мы узнали его историю. Однако Бельгия – это также страна курьезов и анекдотов.

Буйон

Согласно средневековым легендам, Лоэнгрин - сын Парцифаля, "рыцаря Грааля", слышит однажды в священном храме колокол часовни, который звонит сам, без всякой посторонней помощи: кто-то зовет его, это сигнал. Действительно, к нему взывает о помощи дама, пребывающая в отчаяньи - герцогиня Брабантская для одних, герцогиня Буйонская для других, и Лоэнгрин устремляется к ней в лодке, запряженной лебедями. Победив преследователей прекрасной герцогини, он женится на ней, но в день своей свадьбы требует от нее клятву: не расспрашивать его никогда ни о его происхождении, ни о его прошлом. Семь лет женщина повиновалась желанию своего супруга, но однажды, подстрекаемая любопытством и ревнивыми соперниками, поддается искушению. Она задает роковой вопрос, Лоэнгрин тотчас покидает ее, садится в лодку, запряженную лебедями, и исчезает в лучах заходящего солнца. Однако он оставляет ей сына, который, согласно рассказам, станет то-ли отцом, то-ли дедом Годфруа Буйонского.

Буйон

Сегодня трудно представить ту популярность, что окружала ореолом судьбу Годфруа Буйонского в его время, вплоть до XVII в. Действительно, сегодня при словах "крестовые походы" в памяти всплывает скорее Ричард Львиное Сердце, король Джон, Людовик Святой и Фридрих Барбаросса, но никто из них не пользовался в свое время таким необыкновенным почитанием, как Годфруа Буйонский. Организатор Первого крестового похода, Годфруа был для души народа верховным рыцарем, замечательным героем, благодаря которому Иерусалим был вырван из рук неверных, а вместе с ним была отвоевана могила Иисуса Христа. За то, кто сумел объединить в одном порыве восторга и великодушия самые высшие ценности рыцарства и христианского рвения, Годфруа Буйонский стал предметом культа, который сохранялся еще долго после его смерти. Средневековые романисты увидят в нем потомка таинственной семьи Грааль; другие - блестящего представителя легендарного рода.

А вот и первый курьез.

В XIX веке, в 1830 году, когда Бельгия стала независимой, бельгийские политики искали национального героя, исторического героя. Это фантастическая история, когда вновь образованное государство ищет, но все ее герои – то французы, то немцы, то Карл Великий, то Карл Пятый. Нет бельгийца. И вот, наконец, они придумали, по прошествии 800 лет… И объявили его бельгийцем. И поставили его конную статую, которая стоит до сих пор на Королевской площади в Брюсселе. Но в XI-XII веках никакой Бельгии, конечно, не было. Так Готфрид Буйонский, как говорят по-фламандски, а в Валонии, где его родовой замок, говорят – Годфруа, стал бельгийским национальным героем.

Впрочем, чему тут удивляться. “Гуляя” как-то раз по просторам интернета, обнаружила на одном сайте рубрику “Знаменитые люди Узбекистана”. Среди них имя Александра Македонского. Великий полководец, конечно, побывал когда-то на земле прекрасной Согдианы с известной целью и даже женился на красавице Роксане, но стал ли он от этого узбеком? Может, и ему поставят памятник в Самарканде, тем более, что место освободилось, поскольку русские ушли, как заметил один узбек, гостивший в Монреале: “У нас были свои герои, правильно, что мы переименовываем улицы”. Это на мой вопрос осталось ли название улицы Нариманова в Самарканде. Впрочем, это другой разговор.

Вернемся, однако, в Бельгию. И к Годфруа Буйонскому или Бульонскому, как пишут многие русские историки. Наша “встреча” с ним состоялась в первый же вечер, вернее ночь в Брюсселе. Мы въезжали в бельгийскую столицу под проливной дождь. Дворники еле успевали расчищать ветровое стекло, за которым огни сливались в одно световое пятно. Каким чудом удалось выхватить вывеску с названием отеля, до сих пор удивляюсь.

Номер нас порадовал, тем более, что в нем предстояло провести 8 дней. Несмотря на поздний вечер, мы сразу же отправились к Гранд Пляс, так нетерпелось увидеть самую, как утверждают туристические проспекты, красивую площадь Европы. Дождь чуть стих. Это было замечательно, так как в наличии имелся только один зонт и купленная в Квебеке полиэтиленовая накидка с французскими лилиями. Надевать такую в Бельгии, где, как мне известно, французов любят не везде, было рискованно, но выхода не было.

В пяти минутах от отеля первой на нашем пути оказалась Королевская площадь, в центре которой, как и положено, стоял величественный монумент с всадником на коне. Дождь вновь усилился, и мы не стали останавливаться, мудро рассудив, что пройдем здесь не раз. “Раз Королевская площадь, значит какому-нибудь королю”. Всадник и в самом деле был королем, вот только не бельгийским. Личность настолько колоритная, что в конце нашего “бельгийского маршрута”, когда по чистой случайности мы побывали в его замке и узнали, кем он был, то пожалели, что не знали о нем ничего ранее, и чуть не пропустили ярчайшую достопримечательность Бельгии. К счастью, в одно ясное утро, проходя мимо, мы его сфотографировали.

Буйон

По утверждению ряда историков, организатор первого Крестового похода стал первым королем Иерусалимского королевства. Как говорят другие, после завоевания Иерусалима собрание христианских синьоров избрало Годфруа королем Иерусалима, но он отказался от этого титула, заявив, что он – всего лишь страж Гроба Господня и его единственной короной может быть разве что терновый венец. Первым королем Иерусалимского королевства стал его брат Бодуэн.

А теперь перенесемся на неделю вперед в замок Буйон.

Мы обедали на террасе ресторанчика у стен цитадели, которой гордится Динан, уютный валлонский курортный городок. О других его достопримечательностях я пока умолчу. Ресторан, как и цитадель, возвышаются над рекой Маас, и мы любовались потрясающей панорамой на город, окрестности и размышляли, куда отправиться дальше. Я предложила два варианта: посетить доисторическую пещеру Мон-Фаш, в которой позже римляне поклонялись богине Диане или же отправиться в аббатство Леффе, известном всем поклонникам бельгийского пива. “Леффе” (или “Лефф”) издавна варилось монахами, и сейчас это один из популярных сортов.

Мы с мужем склонялись ко второму варианту, быть в Бельгии и не побывать на дегустации?! Дочь пиво интересовало в последнюю очередь, ее все больше тянуло в замки и, рассматривая карту, она увидела замок Буйон, до которого езды было чуть больше часа. Поскольку мы и так уделяли пиву немало внимания (решили поначалу попробовать все: глупцы, их более 600 сортов!), то чаша весов склонилась в пользу замка. Какое это было правильное решение! Замок Буйон теперь вспоминается в первую очередь, когда мы говорим о Бельгии.

Буйон
Буйон

Машина весело понесла нас сквозь Арденны, небольшие покрытые лесом предгорья. Час пролетел незаметно, а въезжая в городок, по заторам на дороге и по огромному количеству припаркованных вдоль трассы машин, мы поняли, что попали на какой-то праздник.

Буйон понравился сразу же. Один вид его черепичных крыш, теснящихся в ущелье у подножия скалы, увенчанной замком, привел в восторг. А когда, быстро отыскав парковку, мы стали наталкиваться на людей в исторических костюмах, поняли, что не ошиблись: в Буйоне шел костюмированный рыцарский турнир. Он сопровождался праздничными мероприятиями: ярмаркой, театральными шоу, в крепости мы попали на представление с участием хищных птиц. К сожалению, праздник завершался, сам рыцарский турнир мы уже не застали, только поглядели на всадников, разгоряченных недавней схваткой.

Буйон
Буйон

Впервые блестящий рыцарский турнир в исполнении французских каскадеров прошел к 900-летию начала Первого крестового похода в августе 1996 года. Описывают, что это было необыкновенное зрелище, когда на бешеной скорости неслись навстречу друг другу кони, “падали” с них сраженные рыцари, буянил и нарушал благородные правила состязаний Черный рыцарь, выступавший без герба и девиза в наказание за прежние прегрешения на турнирах.

На первом празднике к великому удовольствию и неописуемому восторгу показали великолепный исторический спектакль из жизни Годфруа Буйонского. Вечером все завершил праздничный фейерверк. С того года городские власти и историческое общество решили сделать это традиционным летним развлечением. Поскольку городок небольшой и ориентируется на туристов, это стало весомым вкладом в городскую казну и кошельки местных жителей.

Не увидев рыцарского турнира и других спектаклей, и оказавшись на уже сворачивавшейся ярмарке, мы устремились к самому замку. А вот здесь все представления были в полном разгаре, именно сюда сместился эпицентр праздника. На стенах замка самодеятельные актеры разыгрывали сценки времен крестовых походов. В представлениях участвовали целые семьи: папы. мамы, дети, - все в средневековых одеждах, в белых плащах с красными крестами, в шлемах, с оружием в руках. Один из рыцарей-бородачей охотно со мной сфотографировался.

Буйон
Буйон

Шутки, розыгрыши, смех витали над стенами старинного, местами разрушенного замка. Но в полный восторг меня привело, то, что мы увидели, поднявшись на самый верх крепости. Во внутреннем дворе пылал костер. На вертеле жарилась жирная свинья. Ее подрумяненнык бока блестели от жира. А какой витал аромат! С трудом, глотая слюнки, мы полазили по бесконечным лестницам, башенкам, подземным ходам.

Первой сдалась я. Под предлогом, что нужно занять удобное место, чтобы смотреть представление с птицами, я устремилась к костру. Получив громадный кусок свинины, с салатом и традиционной в наши времена картошкой (какая картошка в Европе во времена крестовых походов!), я уселась на деревянную лавку в самом центре, откуда все хорошо просматривалось, и стала смаковать каждый кусочек Любезный супруг появился как из-под земли и принес ледяное пиво в бумажном стаканчике. Эта маленькая деталь меня обрадовала и огорчила. Пиво оказалось великолепным (а как же иначе, ведь это самое лучшее в мире бельгийское пиво!). Но так хотелось в тот момент пить его для пущего колорита из старинной необъятных размеров кружки! А так пришлось бегать за пивом в стаканчиках еще несколько раз.

Наконец представление началось. Это была какая-то завораживающая феерия. Над головами ошеломленных зрителей носились соколы, коршуны, совы, орлы необъятных размеров. Я то и дело судорожно хваталась за шляпку. Хозяин этого пернатого царства с такой легкостью удерживал своих увесистых питомцев на руках, плечах, с такой грацией подбрасывал гигантского орла в небо, с такой завораживающей интонацией и с таким огнем в глазах рассказывал о повадках, приручении, особенностях охоты с птицами, что когда представление закончилось, мы не хотели уходить. И если бы не наступающая темнота и мысль о том, что нужно еще искать дорогу на Брюссель, мы бы дождались ночного фейерверка.

А дорогу мы нашли быстро. Сидевший рядом валлонец из Намюра, столицы провинции, сразу распознал в нас иностранцев. Обрадовался, когда узнал, что мы русские. Он с большим энтузиазмом представил нам жену, детей (у сына в этот день был день рождения). Он, делился с нами впечатлениями о его поездке в Москву, рассказывал о жизни в Бельгии, о радостях и огорчениях простых бельгийцев. Весельчак балагур, шутник, за каких-то полчаса он внес свой неповторимый колорит в наше знакомство с Буйоном. Появилось ощущение, что мы с ним давние знакомые, и мы все рады нашей встрече, как после долгой разлуки.

Он толково объяснил нам дорогу на Брюссель, а в заключении рассмешил анекдотом, который может подойти для многих федеративных стран. Как известно, Бельгия страна двуязычная, состоящая из Фландрии, где говорят на фламандском (близком к голландскому) языку и французской Валлонии. И те и другие, мягко говоря, не любят друг друга. Заметим, что соседи, в свою очередь, тоже своеобразно относятся к бельгийцам. Голландцы-протестанты из Нидерландов относятся к фламандцам-католикам, как столичные жители к провинциалам. Свои, конечно, но слегка неотесанные. А французы высмеивают выговор валлонов и рассказывают о них иной раз обидные анекдоты.

Со стороны, как говорится, видно лучше, и как-то неудобно доказывать, что ни у голландцев, ни у французов для высокомерия нет ровным счетом никаких оснований. Бельгия — земля талантливых людей, давших миру множество необходимых сегодня изобретений: от географической карты до трамвая. И, кстати, саксофона, как мы узнали в Динане. Изощренный Босх, восхитительный Брейгель, вальяжный Рубенс. Метерлинк, Сименон, Бежар. Брель. Это далеко не полный список для страны размером меньше Московской области.

Однако, не будем вдаваться в подробности бельгийских разногласий, это громадная тема. Расскажем лишь анекдот нашего валлонского друга:

В армии существуют франко- и фламандоязычные подразделения. Валлоны именуют полки своих фламандских братьев по оружию «китайской армией». Почему? Вот об этом анекдот.
Выпускное построение в военном училище, где учится китайский эмигрант, гражданин Бельгии. Начальник училища командует:
— Внимание, господа офицеры! Валлоны — нале-, фламандцы - напра-ВО! Лейтенант Чжан, а вы какого черта торчите, как столб?!
— Мой полковник, а что делать нам, бельгийцам?

В заключение отмечу, что замок Буйон - самый старый из средневековых замков Бельгии. Его владелец - Годфруа Буйонский-V, с которого мы начали рассказ, последний из рода герцогов Арденских. Он продал замок, чтобы на эти деньги возглавить первый крестовый поход в Иерусалим в 1096 году, где и погиб в 1101 году, провозглашенный королем Иерусалима. Король Карл V в свое время осаждал крепость, у ее стен искал защиты кардинал Мазарини, король Людовик XIV превратил замок в свою гарнизонную крепость. Здесь останавливался Наполеон III после своего поражения в битве под Седаном. С обзорной площадки замка открывается удивительная панорама излучины реки Семуа и городка.

Замок Буйон - живописнейшее место в Бельгии, в нем есть все, что нужно для "классического замка": башни, два (!) подвесных моста, рвы, подземелья, камера пыток, темницы, бойницы… И экспозиции, посвященные первому Крестовому походу.

Замок Буйон настолько поражает, что мы обязательно туда приедем вновь, хотя бы для того, чтобы насладиться рыцарским турниром, купить сувенирный колокольчик, о котором в спешке забыли, посидеть под звездами с нашим валлонским другом, услышать от него очередную байку о “ленивых” валлонцах и рассказать вам еще о герцоге Буйонском, национальном герое Бельгии, с которого и началось наше бельгийское путешествие.

Сувенирный колокольчик мы не купили по причине, что все было закрыто. Но какой же замок без колокола! Уж его-то мы сфотографировали.

Буйон

Ирина Лапина

Добавить комментарий

Лилль
Амьен

Наследие веков

С 11 июня по 10 декабря 2012 года в Волынской государственной областной универсальной научной библиотеке имени Елены Пчёлки города Луцка прошла первая в Украине Международная выставка сувенирных колокольчиков «Наследие веков» с изображениями замков, крепостей и кремлей.
Подробнее

Наследие веков